Геодезическая съёмка г. Одесса

Геодезическая съёмка города Одессы 2Скачать карты «Геодезическая съёмка города Одессы» , 1:2 000

( 127 планшетов одним архивом, разрешение 300 dpi)

Скачать «Карты областей и городов Украины» бесплатно, а также скачать много других карт можно в нашем архиве карт

Прогулка по Одессе - от вокзала до Приморского бульвара. Даже в третьем тысячеле­тии вокзал остается воротами Одессы для большинства путешественников. Хотя история Одесской железной дороги началась еще в 1865 г., вокзал появился на своем нынешнем месте только 19 лет спустя. Все это время поезда прибывали к платформам, находившим­ся на месте современной станции «Одесса-Товарная». Там пассажирам приходилось пересаживаться на паровой трамвай, доставлявший их на Тюремную площадь - так до 1894 г. называлась Привокзальная.

В 1884 г. здесь появился первый вокзал, построенный по проекту Виктора Шретера -автора киевской Оперы. Одесситы очень любили свой старый вокзал, но в 1944 г. он был взорван отступавшими гитлеровцами. Расстроенные горожане решили, что новое здание должно быть похожим на прежнее. Эту задачу выполнил в 1952 г. архитектор Леонид Чуприн.

Соседний рынок «Привоз» давно стал городской достопримечательностью. К сожалению, сейчас он переживает реконструкцию, которая уже успела полностью изменить его облик и уклад жизни. Часть территории торга занял новый автовокзал «Привоз». Тем не менее рынок не собирается сдаваться и продолжает шуметь под боком у вокзала. Теперь одесситы стали различать Старый и Новый Привоз. Последний - это современный торговый комплекс на улице Пантелеймоновская (№ 25). Стоит заглянуть в его Рыбный корпус - можно не только прикупить свежих раков, но и полюбоваться скульптурами героев базара - катаевской Мадам Стороженко (она же «тетя Роза с Привоза»), Кости-моряка и рыбачки Сони.

На северной стороне Привокзальной площади внимание привлекают луковичные главы крупного православного храма. Это церковь бывшего подворья Афонского Пантелеимоновского монастыря (ул. Пантелеймоновская, 66), основанного в 1876 г. Церковь с двумя приделами и колокольней была построена в 1893-1895 гг. С приходом большевиков подворье прекратило свое существование, однако в 1944 г. возродилось по благословению патриарха Алексия I в качестве Свято-Пантелеимоновского монастыря. В стенах обители была открыта Одесская духовная семинария.

В 1946-1947 гг. игуменом монастыря был Пимен - будущий многолетний глава Русской православной церкви. В двух шагах от Пантелеимоновской обители, на соседней Пушкинской улице, расположился Свято-Ильинский монастырь. В 1884 г. иноки русского Ильинского скита на горе Афон открыли здесь свое подворье. Десять лет спустя настоятель скита, преподобный Гавриил Афонский (1849 - 1901), построил на одесском подворье храм во имя Илии Пророка. Церковь, возведенная из афонского камня, была освящена в 1896 г. Преподобный Гавриил скончался во время очередной поездки в Россию и был похоронен в подклете построенного им храма.

В 1922 г. подворье закрылось, однако церковь еще девять лет функционировала как приходская. Монашеская жизнь возобновилась на Ильинском подворье в 1942 г., а в 1994 г. здесь были обретены мощи преподобного Гавриила Афонского - одна из самых почитаемых православных святынь в Одессе.

Близкое соседство двух монастырей и вокзала объясняется просто. В конце XIX -начале XX в. в Одессе ежегодно начинался путь тысяч русских паломников, отправлявшихся к святыням Палестины и Афона. Опеку над богомольцами осуществляло Императорское Палестинское Общество, основанное в 1882 г. Русское общество пароходства и торговли (РОПиТ) предоставляло для перевозки пилигримов свои суда. В ожидании отправки люди нуждались в пище и ночлеге, а большинство - еще и в добром совете.

Все это они находили на подворьях афонских монастырей. Иноки встречали поезда и провожали усталых путников в общежития. После отдыха и трапезы паломники получали подробную информацию о предстоящей поездке. Важной обязанностью братьев была помощь в оформлении заграничных паспортов пилигримов, многие из которых были неграмотны. Для поездки в Святую землю российские власти выдавали особый паспорт, не требовавший уплаты гербового сбора.

В Одессе его могли получить те, кто предоставлял загодя выправленный вид на жительство и разрешение полиции. Монахи собирали эти документы, помогали странникам написать нужные прошения и относили все эти многочисленные бумаги в канцелярию градоначальника. В это время другие братья занимались приобретением билетов в конторе РОПиТ. Гостям оставалось только получить готовые документы и подняться на борт судна. Установленной платы за помощь не существовало - принимались только добровольные пожертвования. На обратном пути странники останавливались на подворьях в ожидании поезда. Только Пантелеймоновская обитель за год обслуживала до двух тысяч паломников.

Итак, мы оказались на улице Пушкинской. Воспользуемся этим, чтобы совершить интересную и познавательную прогулку. Среди прочих народов, заселявших Одессу на рубеже ХVIII- XIX вв., не последнее место принадлежало итальянцам. Всего за несколько лет их колония так разрослась, что образовала целую улицу, названную Итальянской, - это и есть нынешняя Пушкинская. Разумеется, в эпоху Просвещения от горожан уже не требовалось селиться обособленными кварталами, но так уж устроен человек: на чужбине его всегда тянет к соплеменникам. В 1823 г. здесь поселился Пушкин, писавший:

                                           Язык Италии златой

                                            Звучит по улице веселой...

Веселья улице добавляли многочисленные винные погребки (cantini con diversi vini), от зари и до зари заполнявшиеся беспечными посетителями. Солидные итальянцы предпочитали иной бизнес. Так, именно уроженцам Апеннин принадлежали первые в Одессе колбасные лавки, торговавшие также сырами и свежим оливковым маслом. Впрочем, там, где мы находимся сейчас, не стоит искать следов итальянской колонии времен Пушкина и графа Воронцова. Кварталы, прилегающие к вокзалу, застраивались во второй половине XIX века. Здесь жили люди скромного достатка - такие как мать писателя Корнея Чуковского (1882-1969), выросшего на соседней Пантелеймоновской   (дом № 14).

На Пушкинской было много недорогих гостиниц, трактиров и лавок, служивших нуждам приезжего люда. Некоторые здания были построены уже в советскую эпоху - например, одесский ЦУМ (ул. Пушкинская, 72), построенный после войны. Он стоит на углу Пушкинской и Малой Арнаутской улицы. Остап Бендер со знанием дела утверждал, что все контрабандные товары делают в Одессе, на Малой Арнаутской улице. Двести лет назад арнаутами называли албанцев, расселившихся в Греции в эпоху турецкого владычества. Просвещенные византийские греки были почти полностью истреблены османами, и дикие горцы-арнауты свободно занимали опустевшие земли. На Балканах они чаще всего жили разбоем - вспомните «арнаута Михайлаки», помогавшего пушкинскому Кирджали в его лихом ремесле.

Под властью султана албанцы чувствовали себя сравнительно неплохо, нужно было всего лишь проявлять внешнюю покорность и не касаться имущества правоверных. Нарушители этих правил отправлялись на плаху или бежали в Россию. Так в Одессе начала XIX в. появились арнауты, поставлявшие самых ловких контрабандистов. Как видно, Великий комбинатор был наслышан об этом. Вернее, не он, а его создатели - коренные одесситы Илья Файнзильберг (он же Ильф) и Евгений Катаев (он же Петров). Впрочем, албанцев в Одессе было не так много - во всяком случае, на две улицы их не хватало.

Большая и Малая Арнаутские названы в память об Арнаутском дивизионе - подразделении русской армии, сформированном после войны 1787-1792 гг. Его солдатами были православные этнические греки, прибывшие в Россию из Молдавии и с Балкан. Греки жили в окрестностях Греческой улицы - она еще попадется на нашем пути. А на Арнаутских улицах селились евреи. На Малой Арнаутской было целых пять синагог.

За Малой и Большой Арнаутскими следуют несколько улиц, чьи названия не имеют национальной окраски. Сначала Пушкинскую пересекает Базарная. Ее окрестили по месту, отведенному инженером Ф. де Воланом для торговли разнообразными припасами. Создатель Одессы предусмотрел для нужд обывателей два рынка - Греческий и Вольный. Первый находился в районе современной Греческой площади и занимал более привилегированное положение. Второй предназначался для торговли провизией. Известно, какой букет ароматов окружает мясные, рыбные и овощные ряды в жаркий день. К тому же снедь неизбежно привлекает крыс - виновников эпидемий. Неудивительно, что основатели города поместили «обжорку» поближе к окраине.

Оба рынка располагались на оси Александровского проспекта - крупнейшей улицы одесского центра. В середине XIX в. появились другие рынки, и бывший Вольный стали звать Старым базаром. Кстати, знаменитый Привоз когда-то был его частью, но не предназначался для торговли - там привезенные товары хранились в ночное время. В 1833 г. Старый базар был благоустроен по проекту архитектора Георгия (Джордано) Торичелли. Теперь на месте старейшего одесского рынка находится Старобазарный сквер с памятником атаману Антону Головатому (1999 г., скульпторы А. Токарев,          В. Чепелев) - это место лежит немного дальше к западу от нашего маршрута.

Однако продолжим прогулку. Следующий перекресток на нашем пути образует улица Успенская. Она напоминает об Успенском кафедральном соборе, воздвигнутом в окрестностях Старого базара в 1855-1869 гг. Спроектировал храм одесский архитектор Людвиг Отгон, сын известного ресторатора - воспетого Пушкиным «услужливого Отгона».

В соборе хранится почитаемая Касперовская икона Божией Матери - спасительница Одессы в годы Крымской войны. Название образа происходит от села Касперова, откуда он был перенесен в город. Во время обстрела Одессы британским флотом в апреле    1854 г. перед иконой молился архиепископ Херсонский и Таврический Иннокентий (1800-1857), прозванный Русским Златоустом и впоследствии канонизированный. К концу дня ясная погода внезапно сменилась густым туманом, который скрыл город от глаз неприятеля. Это было расценено верующими как чудесное вмешательство Богородицы и свидетельство духовных заслуг владыки.

Улица Троицкая названа в честь греческой Свято-Троицкой церкви (ул. Екатерининская) - одной из старейших в Одессе. Этот храм был основан одновременно с городом, а существующее здание построил в 1804-1808 гг. зодчий Франческо Фрапполи. Церковь пользовалась особой любовью одесских греков. В 1821-1871 гг. в храме покоились мощи патриарха Константинопольского Григория V, казненного турками за поддержку греческого освободительного движения.

В 1907 г. в церкви был похоронен известный одесский меценат и общественный деятель Григорий Маразли. После войны храм долго принадлежал Александрийскому подворью греческой церкви, а когда его перевели в Москву - вновь стал приходским. Еще одна достопримечательность Троицкой - театр музыки Яна Табачника (д. 50). Уникальный аккордеонист, сочетающий еврейскую и цыганскую музыкальные традиции, Я. Табачник живет в Киеве. Его театр все время проводит на гастролях, но при этом считается одесским.

Миновав Троицкую, мы приближаемся к Еврейской улице. Означает ли это, что мы вступили на территорию еврейского квартала? Вовсе нет, ибо такового в Одессе никогда не было. Скорее, сам город можно было назвать еврейским, ибо сыны Израиля жили здесь со времен генуэзцев и турок. Превращение Хаджибея в Одессу благотворно сказалось на численности иудейской общины: если в 1789 г. евреев было всего 6 тысяч, то через пять лет - уже более 200 тысяч человек.

Принципы либерализма, веротерпимости и свободы предпринимательства, столь любезные сердцу первых одесских градоначальников, оказались самыми подходящими именно для евреев. В Одессе они не довольствовались какими-то определенными занятиями, а брались за любую работу - от ломового извоза до медицины. Не в последнюю очередь город рос и хорошел благодаря капиталам еврейских купцов, переселявшихся в Одессу из Германии и австрийской Галиции. Власти предержащие платили благосклонностью: Одесса была единственным уголком империи, где начальство признавало и защищало права еврейского населения.

В Одессе евреи избирались в состав городской думы, а их дети свободно получали образование в гимназиях и университете. Строительство синагог и религиозных еврейских школ также не встречало противодействия властей. Крупнейший молитвенный дом общины располагался на Еврейской улице - вот почему она носит такое название. Участок на углу Еврейской и Ришельевской был отдан иудеям еще в конце XVIII в. Первая скромная синагога служила одесским евреям более пятидесяти лет.

В середине XIX в. община уже могла позволить себе более презентабельное здание, поэтому старую молельню снесли. Новую роскошную синагогу в стиле флорентийских палаццо построил в 1859 г. архитектор Франц Моранди (1811-1894). С 1996 г. в здании действует Главная одесская синагога (ул. Еврейская, 25).

На Пушкинской также есть работа зодчего Моранди - красивый жилой дом №19 (1847 г.) на пересечении с улицей Жуковского, построенный из камня-ракушечника.

На противоположной стороне перекрестка можно увидеть еще один памятник еврейского прошлого Одессы - Бродскую синагогу (ул. Жуковского, 18/20). В первой половине XIX в. в Одессе появилось много евреев, переселившихся из города Броды (в современной Львовской области). Уже в 1840-1841 гг. «бродские» построили на Итальянской свою первую синагогу. В 1860 г. обветшавшую молельню решили заменить новым зданием, которое было заказано архитектору Осипу Колловичу.

Во времена Пушкина на улице Жуковского находилась контора почтового ведомства. Сюда поэт регулярно наведывался, чтобы отправить очередное письмо друзьям или младшему брату Левушке. Не мудрствуя лукаво, одесситы прозвали улицу Почтовой.

К северу от нее начинается историческая часть Пушкинской-Итальянской. Первое, на что стоит обратить внимание, - это здание Новой биржи (ул. Пушкинская, 17) на углу улицы Бунина (бывшая Полицейская). Биржа появилась в Одессе еще в 1796 г. по инициативе купцов-иностранцев. Первые собрания тогдашних брокеров проходили в небольшом здании на Думской площади - оно сохранилось до наших дней.

После окончания Наполеоновских войн разоренная Европа требовала хлеба, поэтому главным экспортным товаром Одессы стало зерно. Целые обозы пшеницы продавались на бирже буквально «с колес». С появлением железной дороги грузооборот порта резко увеличился. Старое помещение уже не вмещало всех участников торга, а наскоро выстроенное новое здание оказалось неудобным. Тогда купцы обратились к знаменитому зодчему Александру Бернардацци (1831-1907).

Он был сыном выходца из Швейцарии Джузеппе Бернардацци, приехавшего в Россию при Александре I. Трем поколениям этой талантливой семьи удалось вписать свои имена в историю архитектуры: Дж. Бернардацци строил в Пятигорске, Александр Бернардацци - в Кишиневе, Одессе и в Крыму, а его сын, тоже Александр, оставил свои работы в Санкт-Петербурге, Перми, Екатеринбурге и даже в китайском Харбине! В проекте Новой биржи А. Бернардацци-старшему удалось совместить функциональность и красоту.

Это настоящий храм торговли в стиле флорентийского Возрождения. Сердце здания - операционный зал, украшенный деревянной резьбой и росписями кисти Николая Каразина (1842-1908). Живописные аллегорические панно выполнены итальянцем Кассиоли. В зал можно попасть по парадной лестнице, которая начинается под сводами высокой лоджии на улице Бунина. Здание изобилует лепниной и скульптурами работы Марка Молинари и Леопольда Менционе. Одесситы были так восхищены Новой биржей, что единодушно провозгласили А. Бернардацци «королем зодчих».

В 1900 .г. мастер отмечал полувековой юбилей своего служения искусству архитектуры. Хотя из этих 50 лет Одессе было отдано «всего» 17, городское купечество оказало         А. Бернардацци особое уважение: в лоджии Новой биржи был установлен бюст архитектора работы скульптора Бориса Эдуардса (1860-1924). Ныне в здании биржи расположена Одесская филармония, видевшая на своей сцене Федора Шаляпина и Владимира Маяковского.

Напротив можно увидеть еще одно творение А. Бернардацци-старшего. Это гостиница «Бристоль» (ул. Пушкинская, № 15), построенная в 1898-1899 гг. Можно сказать, что с окончанием строительства этого здания в истории одесской архитектуры завершился XIX в. «Бристоль» стал первым 4-этажным отелем города - тогдашним одесситам он казался небоскребом. Отделка фасада и интерьеров подкупала не только роскошью, но и безупречным вкусом.

В работе над «Бристолем» Александру Осиповичу помогал молодой инженер Адольф Минкус - отец известного московского зодчего Михаила Минкуса (1905-1963), одного из авторов «высотки» МИДа на Смоленской площади. «Бристоль» несколько десятилетий оставался самым фешенебельным одесским отелем. После прихода большевиков сменилось только название: гостиница стала «Красной». Здесь останавливались многие именитые гости города и среди них - писатели Иван Бунин, Анри Барбюс, Теодор Драйзер и Джеймс Олдридж.

Слева от парадного подъезда гостиницы приютилось одно из старейших и самых знаменитых одесских зданий - бывший отель «Север» («Нotе1 du Nord»), принадлежавший в начале 1820-х гг. французу Шарлю Сикару. 3 июля 1823 г. здесь поселился молодой чиновник Коллегии иностранных дел, приехавший из Кишинева «для лечения морскими ваннами». Звали чиновника Александр Пушкин. Восходящая звезда русской поэзии прибыла в Одессу в приподнятом настроении. «Южная ссылка» 1820-1824 гг. была губительна для Пушкина прежде всего скукой. Ее приступы все чаще донимали поэта в Кишиневе, куда он попал осенью 1820 г. Сонная жизнь бедного полутурецкого городка и отсутствие развлечений были особенно невыносимы на фоне воспоминаний о снежных вершинах Кавказа и зелени Крыма.

Первый визит в Одессу в мае 1821 г. несказанно обрадовал Пушкина: столица порто-франко выигрывала у Кишинева по всем статьям. Вернувшись, он вцепился в бессарабского наместника Инзова с просьбой отпустить его в Одессу. Генерал долго колебался, но все же уступил. И вот Пушкин оказался в Одессе - купался в море, пил кофе «с восточной гущей», записывал на обрывках бумаги стихи, волочился за женщинами и хаживал в казино на Ланжероновской улице. Из («Нotе1 du Nord» поэт вскоре съехал на другую квартиру, однако дорогу на Итальянскую не забыл: Сикар славился своим рестораном, в котором ежедневно собиралось местное общество. Несмотря на хроническое безденежье, Пушкин не отказывал себе в удовольствии отобедать у француза.

Одесским обывателям поэт казался весьма эксцентричной фигурой. Он любовно отращивал ногти и щеголял на Приморском бульваре «байроническим» нарядом, состоявшим из восточного архалука и турецкой фески, купленной где-то в Молдавии. В руках Пушкин неизменно держал увесистую железную трость. Под стать облику поэта были его одесские знакомства: некий англичанин-атеист и египтянин Морали, которого все в городе считали бывшим пиратом.

Вольный ход жизни романтического героя уже в конце июля 1823 г. был нарушен приездом нового генерал-губернатора  Новороссии  графа Михаила Воронцова. У нас еще будет повод познакомиться с этим выдающимся человеком, а пока стоит сказать, что Пушкин произвел на графа не самое благоприятное впечатление. Воспитанный отцом-дипломатом в Лондоне Воронцов с детства усвоил строгие понятия о том, как должен вести себя джентльмен. Губернатор напомнил Пушкину о царской службе и объявил, что отныне является его начальником. Несколько месяцев труженик Воронцов упорно пытался заставить поэта работать. Все было тщетно: Пушкин не менее упорно манкировал скучными обязанностями. Воронцов был гениальным администратором - Пушкин был рожден для другого. Разногласия между начальником и подчиненным не мешали графу принимать поэта в своей резиденции.

Здесь Пушкин познакомился с женой губернатора - Елизаветой Воронцовой, которая, к слову, была старше поэта на 7 лет. Вскоре пылкий потомок эфиопов уже был охвачен романтическим чувством к прекрасной графине, о чем стало известно ее супругу. Отношения Пушкина и Воронцова еще более обострились. Поэт подумывал о бегстве в Стамбул, затем написал прошение об отставке и в июле 1824 г. получил приказ удалиться в родовое Михайловское. Великий поэт России и ее великий государственный деятель расстались, высказав друг о друге весьма нелестное мнение...

Уже в середине XIX в. бывший отель на Итальянской был перестроен наследниками Шарля Сикара. В 1880 г. город всколыхнуло известие об открытии московского памятника Пушкину. Одесситы немедленно решили воздвигнуть монумент «не хуже», а также разыскать и снабдить памятными табличками все здания, помнившие легкую пушкинскую походку. К тому времени уже не было ни казино, ни дома Рено, а бывший («Нotе1 du Nord» влачил жалкое существование.

В 1880 г. на стене здания появилась мраморная доска с профилем поэта, а улицу Итальянскую переименовали в Пушкинскую. Уже при Советской власти в доме открыли Музей-квартиру Пушкина. Во время войны здание бывшей гостиницы пострадало от авиабомбы, но, как гласит легенда, комната Пушкина чудесным образом уцелела среди всеобщего разрушения. Теперь здесь работает Литературно-мемориальный музей Пушкина, открыт с 10.00 до 17.00, кроме понедельника, вход 3 гр. 50 коп.).

С 1999 г. посетителей встречает бронзовая фигура поэта в цилиндре и фраке, стоящего на тротуаре с тросточкой в руках. Это уже второй одесский памятник Пушкину (скульптор А. Токарев). Одесситы помнят и любят человека, назвавшего их город «благословенным краем». В 1973 г. здесь весело отметили 150-летие приезда Александра Сергеевича и даже пригласили в гости двух потомков поэта.

Если с Пушкиным в Одессе все обстоит сравнительно благополучно, то местный Музей западного и восточного искусства (ул. Пушкинская, 9, открыт с 10.30 до 17.30, кроме понедельника, вход 5 гр.) явно переживает тяжелые времена. Изящный дворец (1856 г., архитектор Л. Оттон) уже несколько лет затянут сеткой, изображающей реставрацию. Между тем здесь хранятся шедевры, способные свести с ума любого ценителя искусства. В отделе западного искусства, открытом в 1920 г., хранятся подлинники Рембрандта, Рубенса, Франса Хальса и других гигантов живописи.

В 1951 г. музей пополнился небольшой коллекцией искусства Японии, Китая, Тибета и Индии. В июле 2008 г. музей оказался в центре большого скандала - ночной порой воры умыкнули из здания подлинник Микеланджело да Караваджо, оцениваемый в 100 миллионов долларов! По иронии судьбы, кража случилась через месяц после того, как мэрия отказала музею в средствах на новую сигнализацию. Полотно было найдено сыщиками только через четыре месяца.

Два музея разделяет улица Греческая. Если на Итальянской одесситов традиционно потчевали вином, то сюда можно было заглянуть на чашку кофе. Именно на Греческой было самое большое в городе число кофеен, к запахам которых примешивались ароматы фруктов и пряностей.

Чем ближе мы подходим к центру города, тем больше почтенных свидетелей прошлого встречается нам на пути. Дом Ягницкого (ул. Пушкинская, 6, на углу Дерибасовской) может похвастаться именем строителя - его создал в 1835 г. сам Франческо Боффо. Это, пожалуй, самый именитый одесский зодчий воронцовской эпохи (1823-1844 гг.) - автор знаменитой Потемкинской лестницы. Даровитый итальянец превратил окрестности Приморского бульвара в настоящую выставку своих работ. Дом № 6 предназначался для сдачи квартир и поначалу озадачил городскую управу, ведь до этого в Одессе не было трехэтажных зданий. Архитектор благополучно убедил чиновников в надежности «небоскреба» и между делом возвел на другой стороне улицы особняк под № 3.

В доме №4 жил знаменитый одесский городской голова Григорий Маразли, родившийся в 1831 г. на соседней Греческой. Его отец приехал в Одессу из Пловдива, нажил состояние и поддерживал деньгами борцов за свободу Греции. Маразли-младший был больше привязан к Одессе и посвятил ей всю свою жизнь. С 1866 г. он состоял гласным городской Думы, а в 1877-1894 гг. был ее председателем. Опера, электрическое освещение улиц и музей изобразительных искусств - вот лишь малая часть того, что город приобрел благодаря этому человеку.

Дом Маразли стоит у самого перекрестка Пушкинской и Ланжероновской, названной в честь Александра Ланжерона (1763-1831) - преемника Армана Ришелье на посту одесского градоначальника. Еще совсем недавно перекресток славился самым старым городским дубом, вернее, остовом могучего дерева. Неизвестно когда его треснувший ствол был стянут железной цепью - это дало одесситам повод уверять приезжих, что именно этот дуб Пушкин воспел в знаменитом вступлении к «Руслану и Людмиле». Некоторые «сильно умные» туристы пытались указывать, что поэма Пушкина вышла за год до его первого появления в Одессе, но их в городе и слышать никто не хотел.

В 2001 г. засохший дуб спилили и теперь туристам показывают его пень, укрытый в беседке. Судя по числу годовых колец, дерево было посажено в 1821 г. - аккурат в год первого приезда поэта в город у моря. Памятник Пушкинскому дубу, безусловно, важная реликвия, но не исключено, что вы пропустите ее, увлекшись открывшейся картиной. Слева над широкой Ланжероновской царит громадина Оперы. Отложим знакомство с этим одесским символом и поглядим направо.

Небольшое классическое здание в глубине зеленой лужайки построено архитектором Феликсом Гонсиоровским в 1883 г. Это Музей археологии (ул. Ланжероновская, 4, открыт с 10.00 до 17.00. кроме понедельника, вход 10 гр.), обещающий погружение в такие глубины истории, в сравнении с которыми эпоха Пушкина кажется вчерашним днем. История музея началась еще в 1825 г. и также связана с именем иностранца на русской службе. Иван Бларамберг (1772-1831) происходил из Фландрии. Послужив под знаменами Голландии и Британии, он в 1804 г. приехал в Россию.

Двадцать лет Бларамберг трудился на ниве юстиции и таможни, а потом решил отдохнуть. Выйдя в отставку, он осел в Одессе и неожиданно получил приглашение графа М. Воронцова поступить к нему чиновником по особым поручениям. В отличие от молодого Пушкина фламандец не стал отказываться. Обязанности включали длительные разъезды по берегам Черного моря, в ходе которых Бларамберг заинтересовался археологией. Разделяя его увлечение, Воронцов освободил подчиненного от других забот. От графа о трудах Бларамберга узнал Александр I, незадолго до смерти повелевший учредить в Одессе музей древностей юга России. Это произошло в 1825 г., а чуть позже такой же музей появился в Керчи.

В 1839 г. старейший одесский музей был взят под опеку Одесским обществом истории и древностей, существенно пополнившим его коллекции. Сейчас в фондах музея около 160 тысяч находок, относящихся к античному, скифскому, византийскому и более поздним периодам истории Причерноморья. Только нумизматическая коллекция насчитывает 50 тысяч монет. Есть небольшое собрание древнеегипетских древностей, хотя за ними лучше отправиться прямо в Египет.

Миновав копию античной скульптурной группы «Лаокоон и сыновья» на площадке перед музеем, мы приближаемся к Думской площади. По пути нам придется пересечь небольшой переулок Чайковского, проходящий по задворкам здания Оперы. В 1844 г. здесь поселился Франческо Боффо, выстроивший в переулке собственный дом (№ 8). Тогда переулок назывался Театральным, а современное имя получил в честь русского композитора, останавливавшегося в «Северной гостинице» (№ 12).

Здание Старой биржи (Думская пл., 1) - тоже работа Боффо, выполненная при участии Джордано Торичелли. План этого классического дворца был утвержден в 1828 г. Николаем I. Строительство намеревались окончить уже осенью 1830 г., однако небеса внесли свои коррективы. В Одессе разразилась эпидемия чумы, разогнавшая всех работников. Одолев заразу, власти предержащие вернулись к строительству биржи и решили сменить подрядчика. Тут выяснилось, что никто не может найти чертежи здания, утвержденные самим императором. Выручил архитектор Боффо, сохранивший копии бумаг. Начались работы, однако биржа словно заколдованная никак не желала достраиваться. Даже когда в 1837 г. все было готово к открытию, церемонию пришлось отложить - Одессу вновь посетила чума!

Как бы то ни было, Старая биржа стала одним из главных украшений города. Здесь устраивали балы и приемы, заседала городская Дума, а в 1918 г. большевики провозгласили «победу Советской власти». В 1919-м и 1920 гг. они с тем же пафосом делали это еще два раза. После войны здесь заседал обком партии, а теперь располагается одесский городской совет. Куранты на фасаде здания каждый час наигрывают мелодию «Песни об Одессе» Исаака Дунаевского.

Старая биржа открывает ансамбль Приморского бульвара - главного променада «жемчужины Черного моря». Ни Дерибасовская, ни Соборная площадь, ни Привоз не могут сравниться с ним по популярности. В любое время суток, в любую погоду здесь многолюдно, а на лавочках под каштанами с трудом можно найти свободное место.

На гуляющих благосклонно взирает бронзовый Пушкин, бюст которого появился на южном конце бульвара в 1889 г. Его думали установить двумя годами раньше, к 50-летию со дня гибели поэта, однако планы нарушил проклятый финансовый вопрос. Средства собирала вся Одесса - биржа, судовладельцы, чиновники и простые обыватели. Солидную сумму внесла городская Дума, но даже после этого денег хватило только на скромный бюст. Его автор - художница Жозефина Полонская, супруга известного поэта Якова Полонского (1819-1898).

Если вам доведется слушать экскурсовода, он наверняка поведает легенду, объясняющую положение памятника по отношению к Старой бирже. Пушкина-де «повернули спиной к Думе, потому что она отказалась оплачивать памятник». Это не так - просто по бульвару гуляли дамы, и Пушкин, как галантный мужчина, не мог стоять к ним спиной. А если серьезно, то Думы во дворце на бульваре в середине 1880-х гг. еще не было.

В 1904 г. на Думской площади появился еще один памятник - орудие с английского парохода «Тигр». В дни Крымской войны к городу подошла сильная англо-французская эскадра. Интервенты предъявили властям ультиматум, требуя выдать все коммерческие суда, стоящие в гавани. Ультиматум был отвергнут, и бой стал неизбежен. Одесса всегда была мирным портом, находившимся под защитой Черноморского флота, поэтому никаких укреплений не имела. За сутки на подступах к гавани удалось возвести шесть береговых батарей, вооруженных с миру по нитке. Утром 10 апреля союзники начали бомбардировку Одессы. Вскоре пять батарей смолкли, и на огонь 300 вражеских орудий отвечал последний редут, защищавший вход в Практическую гавань. Именно здесь неприятель рассчитывал высадить десант.

Маленькой батареей командовал 22-летний подпоручик Александр Щеголев, случайно оказавшийся в Одессе накануне войны. Шесть часов он со своей командой вел огонь по вражеским кораблям. Батарея была перепахана ядрами, три пушки вышли из строя, однако бравому подпоручику удалось повредить три английских парохода. После этого союзники отказались от высадки и ушли в море. Несмотря на канонаду, толпы народа наблюдали за беспримерным боем с Приморского бульвара. Как мы помним, в это время епископ Иннокентий молился в Успенском соборе «об одолении супостата». К вечеру несколько английских кораблей отправились на разведку к югу от города. В этот момент на море и опустился густой туман, который православные одесситы сочли признаком вмешательства Богородицы.

Новенький паровой фрегат «Тигр» сбился с курса и выскочил на мель в районе Малого фонтана. Всю ночь англичане безуспешно пытались спасти судно. Утром команда покинула фрегат на шлюпках, а сам он был расстрелян русской полевой артиллерией и сгорел. Куски обшивки «Тигра» предприимчивые одесситы еще долго продавали в качестве сувениров. Несколько английских пушек были подняты водолазами - одна из них впоследствии и заняла место на Думской площади в память о событиях 1854 г.

Длина Приморского бульвара невелика - всего лишь около полукилометра. Фланируя по тенистой аллее, обратите внимание на гостиницу «Лондонская» (Приморский бул., 11). Отель расположен в этих стенах с 1827 г. и помнит множество знаменитостей актера Михаила Щепкина и критика Виссариона Белинского, Федора Шаляпина и Леонида Утесова, Луи Арагона и Эльзу Триоле, Айседору Дункан и Марчелло Мастрояни. В разные годы уровень сервиса в отеле сильно отличался. Например, в конце 1920-х гг. Корней Чуковский - кстати, проживший в Одессе более 20 лет - лишился здесь золотых часов. Ныне гостиница принадлежит к украинской сети дорогих отелей «Рremier Ноtels» и подобных безобразий не допускает.

Рядом - Дворец моряков (Приморский бул., 9), построенный Ф. Боффо в 1828— 1830 гг. В 1833 г. здесь поселилась Мария Нарышкина (1779-1854) - многолетняя фаворитка императора Александра I. За 22 года до этого она уже бывала в Одессе, где ее принимал Дюк Ришелье. Нарышкина привезла на юг свою младшую дочь Софью. Ни для кого не было секретом, что эта очаровательная болезненная девочка - единственный ребенок официально бездетного царя. Одесское общество радушно приняло гостью, устроив в театре пышный праздник по случаю наступления грозового 1812г. Для украшения огромного зала понадобилась елка соответствующего размера, это стало для Дюка настоящей головной болью. Выручила графиня Потоцкая, приславшая красавицу-ель из Умани. «Софьина елка» удалась на славу и запомнилась одесситам надолго.

Недавно Приморский бульвар в районе Дворца моряков стал местом археологических раскопок. Одесские ученые обнаружили здесь остатки античного поселения V-VI вв. до н.э. После завершения исследований раскоп прикрыли стеклянной крышей, и теперь каждый может своими глазами увидеть «откуда есть пошла одесская земля». Еще пара шагов - и мы у Дюка (см. фото 50). Самый знаменитый памятник Одессы был открыт в центре Приморского бульвара 22 апреля (5 мая) 1828 г. в присутствии генерал-губернатора Новороссии и тысяч благодарных одесситов.

Арман Эммануэль дю Плесси де Ришелье (1766-1822) родился французским аристократом, но в историю вошел как российский государственный деятель. Революция отняла у герцога родину, однако чужая страна дала ему возможность начать новую жизнь. Ришелье отблагодарил ее, превратив пустынный берег Черного моря в благоденствующий край. Во время военной службы при Павле I Дюк подружился с великим князем Александром Павловичем. Став императором, Александр доверил другу управление Одессой и Новороссийским краем. Правление Ришелье продолжалось 11 лет (1803 -1814 гг).

Если Екатерине II город обязан своим возникновением, то Дюку - своим расцветом. Когда в Одессе узнали о смерти герцога, Александр Ланжерон призвал горожан почтить его память монументом. Статую заказали скульптору Ивану Мартосу (1754-1835) - автору памятника Минину и Пожарскому в Москве. Художник изваял герцога в образе древнего римлянина, законодателя и строителя. Бронзовый Дюк так прочно врос в одесскую землю, что покуситься на него не решились даже «комиссары в пыльных шлемах».

С памятником связано множество баек и шуток - самая известная предлагает взглянуть на него «со второго люка» (имеются в виду люки канализации на мостовой бульвара). В этом ракурсе свиток в левой руке Ришелье превращается... вы поняли, во что. Правая рука герцога при этом указывает в сторону порта - источника одесского благосостояния. По мнению советских моряков-неудачников, не вошедших в избранный круг «кадров загранплавания», жестикуляция Дюка была исполнена глубокого смысла. Правая рука герцога обещала: «Вот вам, хлопцы, море!» Левая издевательски одергивала мечтателей: «А вот вам виза!» Несмотря на вольное обращение, горожане любят Дюка со всей силой южного темперамента. Отношение к нему - это лакмусовая бумажка одесского патриотизма.

Боковые грани постамента, на котором стоит статуя Ришелье, украшены барельефами, символизирующими земледелие, правосудие и торговлю. У ног Меркурия на барьельефе «Торговля» можно увидеть денежный мешок с высыпающимися монетами. Потрите их - на удачу в делах! То же самое можно проделать с мешочком в левой руке бога коммерции. На лицевой стороне пьедестала укреплена позолоченная плита с текстом. На ней до сих пор заметны повреждения, нанесенные осколками английской бомбы в апреле 1854 г.

За спиной Дюка - два симметричных угловых здания с вогнутыми фасадами. Левое (Приморский бул., 8) принадлежало гостинице «Петербургская» (1833 г.), а в правом (Приморский бул.,7) размещались присутственные места (1826-1828 гг). Оба здания построены Ф. Боффо по проекту архитектора Авраама Мельникова (1784-1854). В числе «присутствий» на Приморском бульваре заседал одесский суд, с которым связана самая древняя интерпретация жестов бронзового Дюка.

По утверждению остряков XIX в., бронзовый свиток в левой руке герцога - не что иное, как собрание жалоб неудовлетворенных истцов. Утратив надежду на справедливость, Ришелье указывает правой рукой на залив: легче-де утопиться, чем судиться в Одессе!

Между зданиями начинается короткая улица, ведущая к другому знаменитому монументу - памятнику Основателям Одессы. Фактически он посвящен Екатерине II. Первый памятник самодержице, издавшей указ об основании Одессы, был заложен на Екатерининской площади в день 100-летия города. Официальное открытие монумента, созданного скульптором Б. Эдуардсом, состоялось в 1900 г. Революция уничтожила бронзовую «матушку», и впоследствии на этом месте появился памятник восставшим матросам броненосца «Потемкин» (1965 г., скульптор В. Богданов).

В 1905 г. эти товарищи явились в Одессу, подбивали плебс к бунту, а когда попытка была сорвана властями - обстреляли город не хуже англо-французов. Памятник под названием «Потемкинцам - потомки» простоял за спиной Дюка до 2007 г. и был перенесен на Таможенную площадь. Теперь Екатерининскую площадь вновь украшает бронзовая императрица, окруженная фигурами основателей Одессы - Григория Потемкина, Платона Зубова, Иосифа Дерибаса и Франца де Волана (скульптор Николай Олейник).

У ног Дюка начинается еще один одесский символ - Потемкинская лестница. Ее появлением город обязан любви российского чиновничества к «показухе». В 1837 г. в Одессе узнали о намерении Николая I посетить Новороссию. Главной целью поездки императора была инспекция Херсонских военных поселений. Из Херсона самодержец мог проследовать в Севастополь, а оттуда прибыть в Одессу на борту военного корабля. В голове графа Воронцова моментально созрел план: построить грандиозную каменную лестницу - парадный вход в Одессу со стороны гавани. Архитектору Ф. Боффо было приказано срочно разработать проект сооружения и начать работы. Увы, задача оказалась слишком сложной, и Николаю I пришлось довольствоваться зрелищем кипучей стройки.

Завершить лестницу удалось только в 1842 г. Ее высота составляет 27 м, а длина превышает 136 м. В основание лестницы забиты тысячи свай, а ее площадки и марши покоятся на мощных каменных пилонах. Все 192 ступеньки уложены с учетом законов перспективы, поэтому лестница смотрится так эффектно. Еще одно название - Приморская (а еще Гигантская, Бульварная и Ришельевская). Потемкинской ее стали звать благодаря Сергею Эйзенштейну, снявшему здесь знаменитый эпизод расстрела демонстрации из фильма «Броненосец «Потемкин».

История лестницы знает много волнующих моментов. Так, в марте 1904 г. здесь встречали моряков - участников неравного боя крейсера «Варяг» и канонерки «Кореец» с японской эскадрой. Именно в Одессе первые герои первой войны XX века ступили на родную землю и получили заслуженные награды.

Главным украшением северной части Приморского бульвара служит Воронцовский дворец. Граф М. Воронцов заказал его архитектору Ф. Боффо в 1826 г. Впоследствии к нему добавились флигель для гостей и служебные постройки. Гостями дворца были все российские императоры, посещавшие Одессу. В 1854 г. дворец сильно пострадал во время бомбардировки: он был самым заметным зданием в панораме города. После революции дворец был отдан одесским пионерам. Если обойти здание, то за ним обнаружится колоннада бельведера. Отсюда гости графа Воронцова любовались видом гавани - теперь это можете сделать вы.

У бельведера начинается пешеходный мост, который одесситы окрестили «Тещиным языком». Когда-то Приморский бульвар заканчивался на севере оврагом, по дну которого в сторону порта проходит Военный спуск. В 1969 г. здесь построили мостик, и теперь от дворца Воронцова можно пройти на бульвар Искусств. Прежде чем сделать это, заглянем в Воронцовский переулок, который начинается за домом № 1 по Приморскому бульвару.

По правой стороне переулка находится главная архитектурная головоломка Одессы - знаменитый «плоский дом» (№ 4). Казалось бы, обычный старый дом - трехэтажный, с рустованным фасадом, балконами и красиво оформленными окнами. Ничего особенного? А теперь пройдите к дальнему концу дома (от дворца), повернитесь лицом к фасаду и медленно, шаг за шагом, сдвигайтесь влево. В какой-то момент вам покажется, что перед вами высится плоская фасадная стена, за которой ничего нет! Эта пугающая в своей полноте иллюзия моментально разрушится, если вы сделаете еще пару шагов. У дома просто нет левого торца и задняя стена примыкает к фасадной под очень острым углом.

Вернемся на «Тещин язык» - нам пора перебираться через овраг. За мостом на небольшой площади собраны осколочки старой Одессы: фрагменты разрушенных зданий, белокаменный колодец, образцы чугунного литья. Не будем пока останавливаться на улице Гоголя и глазеть на башенки Шахского дворца - мы вернемся сюда чуть позже.

Наша очередная остановка находится на углу бульвара Искусств и улицы Преображенской, где можно увидеть оригинальный монумент. Памятник апельсину - спасителю Одессы (2004 г., скульптор А. Токарев) иллюстрирует известный исторический анекдот (см. фото 52). Намерение упразднить одесский порт, высказанное Павлом I в 1797 г., вызвало среди горожан панику. К счастью, купечеству пришла в голову спасительная идея.

В конце 1799 г. в Петербург был отправлен обоз, нагруженный 3 тысячами апельсинов, заботливо укрытых от мороза рогожами. Император очень любил фрукты. Получив от одесситов такой оригинальный подарок, он не только отменил свое решение, но и выделил на развитие города 250 тысяч рублей. Памятник апельсину (в просторечии - «памятник взятке») первоначально находился на перекрестке Пушкинской и Ланжероновской улиц. Модернистская бронзовая конструкция нарушала исторический облик окружающих кварталов, и в 2007 г. горсовет решил перенести ее на бульвар Искусств.

Если пройти дальше по бульвару в северо-западном направлении, то можно найти живописный проулок, выводящий на Софиевскую улицу. Он начинается на левой стороне бульвара, за пересечением с Торговой улицей. По проулку вы выйдете прямо к одесскому Художественному музею (ул. Софиевская, 5а,  открыт с 11.00 до 18.00, кроме вторника, вход 5 гр.).

Дворец Потоцких-Нарышкиных, в котором размещено его собрание, построил в 1823-1826 гг. Ф. Боффо. В конце XIX в. Одесское общество любителей изящных искусств решило, что городу не хватает собственной картинной галереи. Городской голова Г. Маразли согласился с этим и за собственные деньги выкупил у владельцев дворец на Софийской.

В 1899 г. музей открыл свои двери для посетителей. Его коллекции ныне занимают 26 залов, в которых можно найти все - от средневековых икон до полотен передвижников и «мирискусников». Галерея особенно славится произведениями Ивана Айвазовского, который часто бывал в Одессе и подарил ей немало своих работ. Интересен и сам дворец, подвал которого зодчий превратил в подобие природной пещеры.

Если вам не хочется прерывать наши странствия, то самый лучший способ продолжить прогулку - вернуться к пересечению бульвара Искусств с улицей Гоголя. Эта небольшая тихая улица когда-то называлась Надеждинской. Здесь до сих пор сохранились знаменитые дворики, полюбившиеся одесситам с легкой руки итальянских эмигрантов. Милые приметы безыскусного быта на увитых виноградом балконах создают уникальную атмосферу ожившей старины. Первое, что вам бросится в глаза, - это уже знакомый нам Шахский дворец (ул. Гоголя, 2).

Усадьба в стиле английской готики была построена в 1852 г. по заказу польского помещика Зенона Бжозовского. Проектировал дворец молодой архитектор Феликс Гон-сиоровский, который только начинал свою деятельность в Одессе и снискал известность именно благодаря дворцу Бжозовского.

В 1909 г. здание приобрел иранский шах Мухаммед-Али (1875-1924), свергнутый в ходе Конституционной революции 1906-1908 гг. и бежавший в Россию. Шах жил здесь до 1920 г., после чего перебрался в Италию. При Советской власти здесь находилось училище культуры, затем Дом народного творчества, а ныне усадьбой владеет один из украинских банков.

Двигаясь от дворца в южном направлении, обратите внимание на дом с атлантами (ул. Гоголя, 5/7). Напряженные фигуры двух исполинов, удерживающих земной шар, притягивают еще издали. Скульптурная группа находится в основании угловой ротонды большого доходного дома, построенного в 1897-1899 гг. архитектором Львом Влодеком и инженером Семеном Ландесманом. К дому пристроен небольшой особняк, который можно увидеть в глубине двора. Оба здания были заказаны семьей херсонских помещиков Фальц-Фейнов, известных созданием нынешнего заповедника «Аскания-Нова». Особняк они предназначали для себя, а квартиры главного корпуса собирались сдавать. Ныне атланты с улицы Гоголя - эмблема Всемирного клуба одесситов.

Главная достопримечательность улицы - дом № 11, где с 24 октября 1850 г. по 28 марта 1851 г. жил Николай Гоголь. Этот классик не пользуется в Одессе такой популярностью, как Пушкин. Неискушенному поэту, никогда не бывавшему за границей, город казался кусочком южной Европы. Переполнявший Пушкина восторг излился в обессмертивших Одессу строках «Евгения Онегина».

Гоголь целых 9 лет прожил в Италии и потому был более сдержан в оценках одесских прелестей. К тому же возраст и душевное состояние писателя не способствовали проявлениям шумной радости. В Одессе Гоголь впервые ступил на родную землю после возвращения из-за границы. Это произошло в апреле 1848 г. Писатель прибыл в город из Стамбула, поэтому его первым одесским пристанищем стал портовый карантин. Каждый гость с Востока должен был провести в этом учреждении две недели. Гоголь не был одинок: его навещали дальний родственник Андрей Трощинский и Лев Пушкин - младший брат поэта, десять лет прослуживший в одесской таможне.

30 апреля Гоголь поселился на Надеждинской улице в доме, принадлежавшем его другу - графине Анне Толстой. Первый визит писателя в Одессу продлился недолго: уже 7 мая он уехал на Полтавщину. В свой второй приезд Гоголь провел в городе целых пять месяцев. Он хотел переждать в Одессе зимние холода, от которых отвык за годы, проведенные в Италии. В поисках «ненатопленного тепла» писатель с большей охотой уехал бы на берега Средиземного моря, но нехватка денег заставила его ограничиться Черным. Гоголь вновь поселился на Надеждинской - на этот раз в доме № 11. Он общался с прежними одесскими знакомыми, посещал лицей, водил дружбу с актерами местного театра и... мерз. Писатель навсегда покинул Одессу весной 1851 г. - менее чем за год до своей загадочной смерти. В 1902 г. Надеждинская была переименована в улицу Гоголя.

Своим южным концом улица Гоголя выходит к переулку Маяковского. Отец современной русской поэзии много раз выступал в Одессе со своими стихами. В первый раз это произошло на сцене Русского театра на Греческой улице в январе 1914 г. Тогда же Маяковский встретил в Одессе свою первую большую любовь - художницу Марию Денисову (1894-1944), которой посвятил поэму «Облако в штанах». Последний раз поэт приезжал в гости к одесситам в 1928 г.

Место, где заканчивается улица Гоголя и начинается переулок Маяковского, - это почти то же самое, что питерские «Пять углов»: сюда выходят еще и Военный спуск с Га-ванной улицей. Последняя улица нам и нужна. Ее название не имеет отношения к столице Кубы и должно произноситься с ударением на первом слоге, но, как говорят, по-одесски в данном случае нужно говорить именно неправильно.

В начале XIX в. улица проходила по дну оврага, тянувшегося до самой гавани (отсюда название). Потом рельеф городского центра выровняли, и часть оврага сохранилась только по линии Военного спуска - потому и понадобился «Тещин язык» между двумя бульварами. Улица начинается небольшим двухэтажным домиком (№ 1), построенным в 1819 г. Его хозяином был Феликс Дерибас - брат покорителя Хаджибея и первый одесский плац-майор (так называлась должность помощника коменданта города).

Главная достопримечательность Гаванной находится в доме № 4. Это Одесский историко-краеведческий музей ( открыт с 10.00 до 17.00, кроме пятницы, вход 2 гр., экскурсия 10 гр.). Здание музея было построено в 1876 г. для фабриканта Александра Новикова (архитектор Ф. Гонсиоровский). В начале XX в. наследники заводчика продали дом городской управе, которая использовала его для сдачи внаем.

В 1907-1920 гг. здесь размещалось Коммерческое собрание - клуб деловой элиты города. После революции тут размещались разные «совучреждения» и даже квартировали жильцы. После войны в доме впервые разместился музей. Сначала он был посвящен событиям обороны города в 1941 г., но в начале 1950-х гг. его решили расширить.

Сейчас здесь можно узнать об истории Одессы с легендарных времен и до сегодняшнего дня. После осмотра основной экспозиции следует обязательно воспользоваться дверью черного хода и заглянуть в уютный двор. Здесь собрано все, что из-за размеров не поместилось в музейных залах, - например, старинные пушки и фрагменты старого памятника Екатерине II.

Напротив музея стоит небольшой католический храм Святого Петра, или, как его называют в Одессе, французский костел (№ 5). Одесская французская община пользовалась более импозантным костелом на Екатерининской улице, а этот предназначался для иностранных матросов (недаром стоял по дороге в порт). Храм построили в 1913 г. на ме­сте больницы для бедных. В советское время это был единственный действующий католи­ческий костел в городе. Теперь он принадлежит ордену салезианцев - самому открытому католическому братству, специализирующемуся на воспитании молодежи.

Миновав костел, мы вновь оказались на улице Ланжероновской, где начнется наша вторая прогулка по Одессе. ....