Львів

львовСкачать «План-схема м. Львів»

карта околиць ЛьвоваСкачать карту «Околиці міста»1:100 000 (для грибников, туристов, краеведов)

Скачать «Старые карты Львова» (одним архивом)

План г. Львова

  • Plan miasta Lwowa z ostatnich lat XVIII wieku , 1790
  • Plan von Lemberg, 1863
  • Plan von Lemberg, 1870
  • Plan krolewskiego miasta Lwowa, 1890
  • Plan miasta Lwowa,1916
  •  Horbaya plan orjentacyjny wielkiego Lwowa, 1931
  •  Lwow, 1932
  •  План г. Львова (с перечнем военно-промышл. объектов и выдающ. зданий ),1944

Скачать «Карты областей и городов Украины» бесплатно, а также скачать много других карт можно в нашем архиве карт

Львів — адміністративний центр Львівської області, найбільше місто Західної України, що протягом багатовікової історії було науковим, культурним та національним центром регіону.

Площа: 171,01 кв. км.

Населення міста (на 01.01.2016) - 728 350 осіб (міськради -   758 398 осіб).

Відстань від Львова до Києва: 575 км.

День міста святкують в 1-шу суботу травня.

Сучасний Львів – найбільш важливий політичний та культурний центр західного регіону країни, перлина української архітектури та культури, місто – музей під відкритим небом з 2000ми пам’яток історії, архітектури та культури. В 1998 році центральну частину Львова було внесено до “Списку світової культурної спадщини ЮНЕСКО”. Велика кількість музеїв, художніх галерей, музичних груп та театрів існують у Львові.

Львів – розвинутий вузол залізничного, повітряного та автомобільного сполучення. Можна легко дістатися до Кракова, Варшави, Відня, Братислави, Будапешту, Праги, Бухаресту, Софії, Києва та Москви. Це робить місто популярним та доступним для мандрівників.

Відстань від Львова до кордонів:

  • Польща (Шегині) – 73 км, (Краковець) – 72 км;
  • Словаччина (Ужгород) – 262 км;
  • Угорщина (Чоп) – 253 км;
  • Румунія (Порубне) – 290 км.

Львів має не тільки велике культурне та освітнє значення. Місто є ще жвавим діловим центром. Зручне географічне положення, близкість до кордонів з країнами центральної та східної Європи, наявність високо-кваліфікованої робочої сили – все це забезпечує Львову постійну участь в міжнародній торгівлі та фінансуванні, науковому та культурному житті. В червні 2001 року Папа Римський Іван Павло ІІ відвідав Львів . Він був дуже захоплений не тільки містом, а й надзвичайно теплим прийомом львів’ян.

Заснування

Історики встановили, що на місці сучасного Львова, зокрема на Знесінні людське поселення існувало ще у V столітті. Ці землі належали Великоморавському князівству, а потім Польщі. Нестор Літописець згадує, що у 981 році ці землі були приєднані до Київської Русі Володимиром Великим. У часи феодальної роздробленості тут утворилося Галицьке, а згодом Галицько-Волинське князівство. Дату заснування Львова принаймні два рази переглядали у сторону його «старішання». Так, дослідник Іван Паславський стверджує, що в процесі праці з архівними документами йому вдалося знайти письмову дату заснування Львова, яка на 16 років є старшою за 1256 рік. Інші історики припускають, що Львів був заснований у 1247 році князем Данилом, як місто для його сина Лева, де би він був удільним князем. Перша згадка про Львів міститься у Галицько-Волинському літописі (1256 р.):

« …І коли Данило і Василько збиралися до бою з татарами, трапилося таке, як кара за гріхи. Зайнявся Холм через окаянну бабу, і полум'я було таке, що з усієї землі було видно заграву, також і зі Львова по Белзьких полях, бо сильним було полум'я пожежі. » Місто, назване королем на честь свого сина Лева, було важливою фортецею на Волинському шляхові, який з'єднував Чорне море з Балтійським і проходив через такі галицько-волинські міста, як Галич, Львів і Холм.

1256-1349: Галицько-Волинська держава

Після смерті короля Данила Романовича, князь Лев переніс столицю Галицько-Волинської держави у Львів. Стольним градом місто залишалося протягом усіх наступних князювань. У 1303 році король Юрій І Львович домігся від Константинопольського патріарха окремої Галицької митрополії, незалежної від Київської, з центром у Львові.

Княже місто розташовувалося навколо сучасної площі Старий Ринок. Трохи вище від сучасної церкви святого Миколи стояли княжі палати, від яких йшла вулиця на базарну площу (нині — Старий Ринок). Місто було оточене валами і двома захисними ровами. Княжий замок-дитинець стояв на горі Високий замок і був укріплений валами, мурами і частоколом. На горі і сьогодні є залишки оборонного муру фортеці. На початку ХХІ століття мер Львова Любомир Буняк виходжував ідею відбудови Високого замку, проте вона не знайшла підтримки у львів'ян. У цей період Львів населяли в основному русичі, проте завдяки столичному статусу міста тут стали засновуватися діаспорянські колонії, як-то вірменська чи німецька.

З часів Галицько-Волинської держави у Львові зберігся костел Івана Предтечі. Його князь Лев подарував своїй дружині Констанції, угорській принесі (дочці короля Бели IV), на весілля, яке відбулося у 1247 році. Церква носить ім'я Івана Предтечі тому, що церковним ім'ям князя Лева було Іван. Костел значно перебудовувався, а зараз тут діє музей найдавніших пам'яток Львова. Історики також відносять до цієї доби церкву святого Миколая, проте та церква, яка стоїть сьогодні лише збудована на місці старої княжої головної надвірної церкви 1292 року.

У княжому Львові були німецька, татарська і вірменська колонії. Навколо будинків міщани садили сади. Міські поля розкинулися на західному березі Полтви в районі сучасного проспекту Чорновола.

У 1340 році після вбивства (отруєнням) боярами останнього князя Юрія ІІ, на Львів здійснив набіг польський король Казімір ІІІ Великий, розграбувавши місто, зокрема княжий Високий замок, вивіз до Польщі галицьку королівську корону. Галицькі бояри під проводом Дмитра Детька прогнали Казіміра та утворили Галицьку боярську республіку, що проіснувала десять років на чолі із Дмитром Детьком, який прийняв титул «управитель Руської землі».

1349-1387: Становлення над Львовом польської влади

У 1349 р. польський король Казімір ІІІ Великий вдруге пішов походом на Галичину і здобув Львів. Він надав місту статус столиці Руського королівства — складової частини тодішньої Польщі з правами широкої автономії.

У 1356 році Казімір дарував Львову маґдебурзьке право. У Львові було три міські управи:

Головна управа (до її повноважень не входило лише управління гетто та вірменським кварталом). На її чолі стояв війт, що керував міським життям і затверджувався польським королем

Головна міська управа потребувала спеціалізованого приміщення, тому король наказав перенести центр міста з площі Старий Ринок на нове місце, південніше, збудувавши нові квартали. Для цього були запрошені німецькі ремісники, які розбудовували Львів за тамтешніми звичаями: центральна площа (з ратушею), оточена житловими кварталами, лінія укріплень. Так виникла площа Ринок і сучасне львівське середмістя (територія між проспектом Свободи, площами Міцкевича, Галицькою, Соборною та Митною, вулицями Підвальною, площею Данила Галицького та вулицями Івана Гонти і Торговою). Місто тим часом активно полонізувалося: у середмісті жили в основному поляки-католики, проте тут утворилися єврейське гетто, руський (український) квартал та вірменський квартал; у кожному із них була своя культова споруда, а за містом — цвинтар. Католицьке кладовище влаштували під стінами Латинської катедри — єдиної споруди того часу, що збереглася по сьогодні. Разом із тим все передмістя, як і навколишні села були населені русичами-українцями, була також заміська єврейська громада.

У 1370 році польський король Людовік Угорський, по смерті Казіміра Великого призначив намісником Руського королівства князя Владислава Опольського, який через сім років передав Галичину Угорщині. Угорська зверхність тривала 9 років, після чого у 1387 році польські війська під проводом королеви Ядвіґи знову захопили Львів.

1387-1772: під владою Польського королівства та Речі Посполитої

У 1387 році Львів став адміністративним центром Руського воєводства. У місті діяли резиденції православного, вірменського, римо-католицького і уніатського єпископів, три юдейські громади (міська, передміська та караїмська). У Львові було велике гетто і вірменська діаспора. На початку XV ст. місто налічувало близько 10 тис. жителів, а в першій половині XVII ст. воно стає найбільшим містом України (з населенням 25-30 тис. чоловік). Основою економічного розвитку були торгівля і ремесло. На львівському ринку можна було побачити шовки, килими і прянощі з країн Сходу, хутра з Росії, вина й худобу з Угорщини та Валахії, товари з інших західноєвропейських країн. У Львові розміщувалися склади, а купці були зобов'язані продати у місті третину краму. Були широко відомі вироби місцевих ремісників, об'єднаних у XVII ст. у 30 цехів (які зосереджували 133 професії).

Турецький мандрівник Евілія Челебі писав так про львівських дівчат того часу: « У сприятливому кліматі тутешніх місць дівчата такі гарні, що побачивши їх, одягнених у шовковий розмаїтий одяг, сонцеликих, з очима козулі, газелі, сарни, втрачаєш голову »

Крім цього, місто залишалося фортецею, яка не раз відбивала напади ворожих військ (найчастіше турків і татар), пережила облогу військами Богдана Хмельницького, відкупилася від турків у 1672, які тоді були союзниками Дорошенка, і була здобута лише раз — шведськими війсками. Для налагодження спільних дій проти Карла XII у 1707 р. до Львова приїздив цар Петро I.

Водночас Львів відігравав значну роль у розвитку середньовічної культури. Заснований у 1661 р. Львівський університет був одним із найстаріших у Центральній Європі й першим на українських землях вищим навчальним закладом. Перші в Україні друковані видання «Апостол» і «Буквар» було видано також у Львові першодрукарем Іваном Федоровим. Тут діяло перше в Україні Успенське львівське православне ставропігійне братство, яке вело просвітницьку роботу серед українців, зокрема, спонукало їх не приймати католицької віри. При братстві діяла Ставропігійна греко-слов'янська школа, де навчалися православні юнаки. Вона була влаштована за принципом грецьких шкіл особисто антіохійським патріархом Іоакимом V, який, серед іншого, склав статут школи — «Порядок» — перший навчально-методичний посібник на українських землях, що складався зі вступу та 20 параграфів. Після прийняття львівським єпископатом унії у 1700 році діяльність Братства зосередилася на боротьбі з уніатами.

У Львові того часу велося житлове будівництво «бюрґергаузен», або, як говорили галичани, міщанського дому. Це здебільшого дво- та триповерхові будинки, прямокутні у плані, часто з внутрішнім подвір'ям. Логічна, чітка система розподілу приміщень добре читалася на фасадах: у горизонтальному поділі, ритмі вікон, акцентах головного входу і балкона з консолями у формі голови лева або листя аканту. На гладких поверхнях — скульптурні рельєфи традиційної античної тематики, а частіше — галицька купецька емблематика: Меркурій, дельфіни, роги достатку як побажання успіхів господареві-торговцю. У нішах — святі патрони-захисники. Мир і добробут символізували зображення улюблених у народі мотивів голуба й голубки, квітів, інколи цілих жанрових сцен пір року: оранка у полі — весна, літо — жнива, осінь — біління полотна, зима — весілля. Частина таких будинків збереглася до нашого часу й дивує простотою та продуманістю.

1772-1914: у складі Австрійської (згодом Австро-Угорської) імперії

У Австрійські часи Львів був столицею Королівства Галіції і Лодомерії в великим князівством Краківським та князівсвом Освенціма і Затору — північного форпосту Австрійської держави, своєрідної буферної території перед Російською імперією, однієї із найбільших та найбідніших частин імперії. Львів двічі відвідували австрійські монархи. У цей час місто було найрозвиненішим в Україні, про що свідчать львівські новинки: перша в Україні регулярна «Gazet d'Leopol» («Львівська газета») (1776). Видавалася французькою мовою, мала чотири сторінки, за розміром була не більше за сучасний учнівський зошит. Друкувалася у будинку №3 на вулиці Личаківський.

Також:

  • перший в Україні міський театр (1776)
  • перша у світі повітряна куля на рідкому паливі (1784)
  • перший в Україні готель «Під римським цезарем» (1785)
  • перший у Україні вищий навчальний заклад технічного спрямування «Львівська політехніка» (1844)
  • перша у світі гасова лампа (1853)
  • перша в Україні залізниця (1861)
  • перший в Україні кінний трамвай (1880)
  • перша у світі вдала операція на виразці шлунку (1881)
  • перший в Європі залізобетонний міст(1894)
  • перші в Україні футбольний (1894) і хокейний (1905) матчі -  всім цим відомий Львів.

Львів також був центром українського визвольного руху. Тут діяли:

  • Ставропігійний інститут — вищий навчальний заклад, культурна і освітня установа, створена у 1888 році на базі Ставропігійської братської школи. Включав у себе власне інститут, велику бібліотеку, музей, архів, друкарню та книгарню. Мав українську та православну спрямованість
  • Товарство «Руська Трійця» — український гурток на чолі з Маркіяном Шашкевичем, Іваном Вагилевичем та Яківом Головацьким, створений у 1833 році. За 4 роки роботи видав першу україномовну книжку під час австійського правління Галичиною альманах «Русалка Дністровая»
  • Головна Руська Рада — перша українська політична організація в Галичині, створена 1848 року для оборони прав українського населення
  • Галицько-Руська матиця — культурно-освітнє товариство, створене у 1848 році для просвітницької і видавничої діяльності, розвитку українського шкільництва
  • Українська (Руська) бесіда — товариство клубного типу, створене у 1861 році для піднесення національного духу серед інтелігенції
  • Товариство «Просвіта» — українська громадська організація культурно-освітного спрямування, створена у 1868 році на противагу австрійським колонізаторським та русофільським течіям у суспільстві
  • Наукове товариство імені Шевченка (НТШ) — академічна організація, утворена 1873 року. Практично виконувала місію академії наук на західноукраїнських землях з 1873 по 1939 роки
  • Українське (Руське) Педагогічне Товариство — освітнє і видавниче товариство, засноване у 1881 р.
  • Військово-патріотично-спортивна організоція «Січ» — організація для патріотичного виховання молоді, що згодом переросло в Український Січовий Союз і стало основою для «Пласту», «Сокола» та Українських Січових Стрільців.

Крім українського, Львів, нарівні з Краковом і Варшавою, став центром руху за визволення Польщі, австрійська частина якої була підпорядкована Королівству Галіції і Лодомерії. Зокрема, у Львові була утворена Головна польська рада. Серед іншого, у місті набув розмаху русофільський рух, який, спочатку мав на меті від'єднати Галичину від імперії Габсбургів, потім активно агітував за її приєднання до Російської імперії.

Місто було резиденцією голів Уніатської церкви. Згодом католики підписали унію із місцевим вірменським архієпископом, після чого Львів став єдиним у світі містом-резиденцією епископів трьох католицьких епархій водночас (римо-католицької, греко-католицької і вірмено-католицької). У цей час у Львові діяло дві єврейські громади. Натомість лише одна — православна, які дозволили мати свою церкву лише 1894 року.

Львів населяли в основному поляки та українці. Між ними точилися активні суперечки щодо етнічної належності міста, але, через те що магістратом традиційно управляли поляки, українське населення відчувало утиски. Варто зазначити, що українці переважно були греко-католиками. У Львові продовжувало існувати гетто, яке мало самоуправління — тут керував виборний кагал, незалежний від магістрату. У вірменській діаспорі тим часом починалися процеси полонізації.

Спочатку австрійська влада була вельми поблажливою до корінного україно-польського населення, але згодом, з початком ХІХ століття, центральна влада почала перетворювати Львів на німецьке місто. Наприклад, навчання у Львівському університеті стало проводитися тільки німецько мовою. У з'язку з цим у 1848 році вибухнуло збройне антиавстрійське повстання. Щоб його зупинити, цісарська артилерія була вимушена обстілювати Львів. Під час повстання найбільше постраждала тодішня будівля Львівського університету по вулиці Театральній. Унаслідок повстання імператор повернув Львову колишні привілеї, зокрема у самоуправлінні й мові.

Вже в 1830-х роках австрійський географ і статистик В.Блюменбах писав про те, що населення Львова налічувало 75 тисяч, а саме місто «надзвичай погарнішало»: « Місто має 2612 будинків, в більшості гарних, в новому стилі збудованих, з них 425 — громадські, переважно церкви та костели. Усіх вулиць, яким дано назву — 77. На них замешкує 11718 родин. Зі своїх прибутків магістрат утримує вулиці, викладені бруківкою і освітлені, за винятком кількох, що освітлені місяцем. Добрі водотяги забезпечують ціле місто водою, а романтичні околиці служать для відпочинку… »

Близько 60 % населення тогочасного Львова складали ремісники, проте тут мешкало багато урядовців, студентів, купців, представників так званих вільних професій: лікарів, адвокатів, малярів, архітекторів-мураторів. Особливу верству складали родини священиків, в яких найсильніше зберігалися національні традиції. Львів був вельми інтернаціональним містом, в якому кожен приїжджий міг почути рідну мову.

З 1870 року міську управу почали вибирати на вільних виборах; вона отримала право формувати магістрат — міський уряд. Так до управи увійшли представники всіх етносів Львова. Разом з цим у місті почали з'являтися політичні партії.

З 1894 по 1900 роки у Львові, на верхній терасі Стрийського парку, діяла Виставка Крайова, на якій демонструвалися нові винаходи та наукові досягнення того часу.

Австрійська влада знесла оборонні мури, збільшивши цим територію міста і давши передумови до його розвитку. У цей час були збудовані: нова ратуша, оперний театр, Домініканський собор, головний залізничний вокзал та багато інших важливих для міста споруд, було введено в експлуатацію електричний трамвай. В Австрійський період Полтву було пущено колектором, що дало змогу прокласти нову головну вулицю — проспект Свободи. Місто росло і збільшувалося, тому було адміністративно поділене на дільниці — прообрази сучасних районів.

З вересня 1914-ого по квітень 1915-ого Львів був окупований військами Російської імперії. У цей час у місті панував відносний спокій і великих бойових дій не велося, про що свідчить факт безперебійної роботи міський трамвай.

У 1915 році Львів повернувся під владу Австро-Угорщини, яка згасала на очах. У 1918 році був заснований Український генаральний військовий комісаріат, який почав готувати збройне повстання. 18 жовтня цього ж року був утворений політичний представницький орган українського народу — Українська Національна Рада.

31 жовтня 1918 р. у Львові стало відомо про приїзд до міста Польської ліквідаційної комісії (створена 28 жовтня 1918 р. у Кракові), яка мала перебрати від австрійського намісника владу над Галичиною і ввести її у склад Польщі. Тому Українська Національна Рада поставила перед австрійським урядом питання про передачу їй всієї повноти влади у Галичині та Буковині. Проте австрійський намісник Галичини генерал К. Гуйн відповів категоричною відмовою. У зв'язку із цим на вечірньому засіданні УГВС 31 жовтня 1918 р. було вирішено взяти владу у Львові збройним шляхом. У ніч з 31 жовтня на 1 листопада відбувся Листопадовий чин і всі урядові установи у місті були захоплені українцями. Як наслідок, 1 листопада 1918 року було проголошено у Львові Західноукраїнської народної республіки. Її столицею став Львів. Згодом було затверджено Конституційні основи новоствореної держави — «Тимчасовий основний закон про державну самостійність українських земель колишньої Австро-Угорської монархії». Закон визначав територію ЗУНР, в яку залучалися українські етнічні землі і яка охоплювала Галичину, Буковину і Закарпаття. Територія ЗУНР становила 70 тис. кв. км, населення — 6 млн осіб. Затверджено герб держави — Золотий Лев на синьому тлі та прапор — блакитно-жовтий. Національним меншинам на території ЗУНР гарантувалися рівні права з українським населенням.

До нової Української держави німецьке та єврейське населення ставилися доволі лояльно, проте поляки розпочали збройні дії, що ввійшли в історію, як Українсько-Польська війна. Наслідком кровопролитних боїв стало захоплення Львова 21 листопада 1918 року. Згодом ця доля спіткала і всі інші західноукраїнські землі, частина яких утворила у складі Другої Речі Посполитої Львівське воєводство.

Під час Радянсько-Польської війни 1920 року Перша Кінна Армія під командуванням Будьонного вела в червні 1920 року авантюрний штурм міцно укріпленого Львова. Проте його охороняли 7 піхотних дивізій, 6 бронепоїздів і 50 бойових літаків польської армії. Львів радянські війська не взяли, але Перша Кінна армія внаслідок атаки на місто практично знекровилася, що й не дало радянським військам просуватися далі на захід.

1920-1939: у складі Другої Речі Посполитої

Рідна мова населення Львова (312 231 осіб) згідно з переписом 1931 року польська 198.212 (63,5 %), їдиш 75.316 (24,1 %), українська 24.245 (7,8 %), русинська 10.892 (3,5 %), інші 3.566 (1,1 %). Населення Львова станом на 1931 рік римо-католики 157.490 (50,5 %), євреї 99.595 (31,9 %), греко-католики 49.747 (15,9 %), православні 1.077 (0,3 %), інші 4.322 (1,4 %).

Після підписання Ризької мирної угоди Львів відійшов до Польщі і став столицею Львівского воєводства.

22 листопада 1920 року маршалом Польщі Юзефом Пілсудзьким місто Львів було нагороджене орденом Virtuti Militari (За Військову Доброчесність) «за заслуги, покладені для польськості цього міста і його приналежності до Польщі». Варто зазначити, що, крім Львова, такої нагороди удостоїлися лише Верден і Варшава.

У польський період у Львові значно зросла кількість українських підприємств, громадських організацій, товариств і творчих спілок. Незважаючи на здійснювану польським урядом у 1930-их роках політику пацифікації, ці організації відігравали значну роль у житті української громади Львова і Галичини. Друга Річ Посполита завершила полонізацію львівських вірмен, яких перед початком Другої світової війни практично не залишилося.

Місто швидко повернуло собі позиції одного з важливих центрів науки та культури Польщі. У 1928 році професор Львівского університету Рудольф Вайгль створив вакцину проти сипного тифу. У цей час діє відома на весь світ Львівська математична школа, а у 1938 році Ю. Дорош зняв у Львові перший український повнометражний художній фільм «До добра і краси». У цей період створено Товариство Українських Кооператорів, УФОТО та інші, у місті діяв Таємний український університет, НТШ, Товариство «Просвіта» та інші.

Починаючи із 1934 року у Львові запроваджені демократичні вибори магістрату: президента і трьох віце-президентів (поляка, українця та єврея), 12 лавників і радників.

У польський період у місті набув розмаху рух львівських батярів і стала попілярною їхня мова — львівська ґвара — суміш української, польської та інших мов.

1939-1944: у період Другої світової війни

За Планом Молотова-Рібентроппа Львів, як і вся Галичина мав увійти до складу Союзу Радянських Соціалістичних Республік. Проте 12 вересня 1939 року гітлерівські війська, яким відійшла Польща, почали облогу міста. 19 вересня до міста підійшли радянські війська і почали вести перемовини з поляками про здачу Львова, проте перемовини зірвалися; нацистські війська тим часом вели бойові дії з поляками. 20 вересня армія Вермахту покинула околиці міста, згадавши про План Молотова-Рібентроппа, а через два дні польське військо здало Львів Радянському Союзові. За два роки радянської окупації нова влада чинила репресії проти українського населення, зокрема інтелігенції, подібно до репресій у Радянській Україні.

У червні 1941 року Львів був окупований нацистськими військами Гітлера. 30 червня Організація Український Націоналістів (крило Бандери) проголосила у Львові Акт відновлення Української держави, проте ця ініціатива наразилася на невдоволення німецької адміністрації і її ініціатори були заарештовані. Надалі підпільні українські націоналісти не вели у Львові своєї діяльності через те, що у великому місті вони не мали відповідного захисту.

Під час німецької окупації у Львові в районі Цитаделі був влаштований концтабір, відомий вбивством львівських професорів. Також у місті було влаштоване Львівське гетто на Замарстинові та Янівський концтабів на Клепарові для знищення єврейського населення, яке до війни складало близько 30% жителів міста, а під час війни було винищене. Разом з тим окупаційний режим, відкривши радянські в'язниці, показав жителям міста правду про злочини радянського тоталітарного режиму за 2 роки його управління містом.

Львів за часів окупації був столицею дистрикту Галичина, що входив до генерал-губернаторства Польща, а не Райхскомісаріату «Україна». На чолі дистрикту стояв губернатор, що жив у Львові.

23 липня 1944 року у місті почалася військова операція Армії Крайової з метою визволити Галичину і отримати вигідні позиції для перемовин щодо влаштування польсько-німецького кордону. Вона отримала назву «Операція Буря».

З 24 по 27 липня Червона армія вела бої за Львів, остаточно закріпившись у місті 27 числа. Після взяття міста керівники Армії Крайової були запрошені на перемовини з керівництвом Червоної Армії, де їх заарештували.

1944-1991: у складі Радянського Союзу

З 1944 року Львів стає адміністративним центром Львівської області.

У радянський період місто стало центром українського національно-визвольного руху. Тут жили багато українських дисидентіві націоналістів. У 1980-их організовується «Клумба» — місце зустрічі української інтелігенції на проспекті Свободи; феномен львівської культури, що став однією з рушійних сил українського національного відродження. Варто сказати, що у Львівській області було найбільше церков на території всього Радянського Союзу.

Згідно з повоєнним договором між СРСР і Польщею, польське населення Львова отримало змогу виїхати на Батьківщину. Тому польського населення в місті практично не залишилося. Щоб заповнити вакансії, що після цього звільнилися радянська влада запрошувала працівників з Наддніпрянської України, а також вербувала там людей. У Львові зросла кількість російського населення, яке виконувало функції присланої адміністрації, проте в індустріальні 1970-ті населення міста збільшилося за рахунок сільських жителів-українців. У місті остаточно асимілювалася вірменська діаспора, а євреї були винищені ще під час Другої світової війни, і Львів ставав відновно монотонним у національному складі містом.

Радянська влада відкрила у місті автобусний і тролейбусний рух, пообіцяла жителям Львова підземний транспорт. У цей період місто активно росте у розвивається: було збудовано нові мікрорайони (Сріблястий, Майорівка, Сихів, Збоїща та інші); збудовано багато наукових і технічних підприємств, заводів: Львівхімсільмаш , Львівський завод автонавантажувачів , Львівський автобусний завод,авіаремонтний завод, танкоремонтний завод , завод «Електрон» , завод «Кінескоп» , Завод «Полярон» та інші.

У Львові був відкритий Західний науковий центр Академії наук УРСР.

У 1971 році місто Львів було нагороджене Орденом Леніна «за великі успіхи, досягнуті робітниками міста в господарському і культурному будівництві, у виконанні завдань п'ятирічного плану розвитку промисловості».

Після 1991: у Незалежній Україні

До складу України Львів увійшов як адміністративний центр Львівської області.

А также ИСТОРИЯ ЛЬВОВА из других источников

***История Городов и Сел ,www.igsu.org.ua/Lvovskaja.obl/

Территория города и окрестностей была заселена еще в эпоху мезолита (около 8 тыс. лет тому назад), о чем свидетельствуют орудия труда того времени, найденные на его северо-западной и юго-восточной окраинах{Свешніков I. К. Довідник з археології України, с. 44.}. К концу эпохи меди (III тысячелетие до н. э.) относятся остатки поселений земледельческо-скотоводческих племен, исследованные археологами на горе Высокий Замок в 1955—1956, 1975 и 1976 гг. и на возвышенностях Лысовка и Жупан близ г. Винники в 1962 году{Пелещишин Н. А. Древнее население Западной Волыни в III тысячелетии до нашей эры. Автореферат на соискание ученой степени кандидата исторических наук. К., 1967, с. 3; Археологические открытия 1975 года, с. 297—299.}. В городском парке имени И. Франко сохранился курган конца эпохи меди — начала периода бронзы (около 4 тыс. лет тому назад){Свешніков I. К. Довідник з археології України, с. 44.} и древнерусское городище (видимо, XI в.){Матеріали і дослідження з археології Прикарпаття і Волині, вин. 3. К., 1961, с. 115—127.}. Это опровергает утверждение буржуазных историков о том, будто бы первое поселение на территории Замковой Горы возникло в послемонгольский период.

Львов возник в XIII в. на месте упомянутого древнерусского городища и вскоре стал центром Галицко-Волынского княжества. Впервые он упоминается в Галицко-Волынской летописи в связи с описанием пожара г. Холма, происшедшего, по уточненным данным, весной 1256 года{Летопись по Ипатьевскому списку. СПб., 1871, с. 557.}.

Основал Львов галицко-волынский князь Даниил Романович (1225—1264 гг.), назвав его в честь своего сына Льва. Над городом господствовал замок, построенный на Княжьей горе (Высокий Замок). Подчинив Юго-Западную Русь, Бурундай в 1259 году вынудил галицко-волынских князей разрушить укрепления городов, в т. ч. и Львовский замок. Позднее он был отстроен и в 1286 году защитил город от нападения монгольского хана Телебуги.

Оборонительные сооружения Львовского кремля, разрушенные строительными работами последующих периодов, находились на верхней площадке Замковой Горы. В ее юго-западном углу в 1975 и 1976 гг. археологами обнаружены следы фундаментов круглой башни диаметром 8,9 метра. От нее по южному и западному краям площадки проходила каменная стена шириной 1,6 метра. У западного склона находился земляной вал, укрепленный с внешней стороны камнями. На гребне вала выявлено основание частокола{Археологические открытия 1975 года, с. 297—299.}./88/

Вокруг горы, на которой стоял замок, располагался город. Он занимал территорию к северу до села Вознесенье (Снесенье), к западу и югу — до рек Полтвы (теперь улица Полтвянная) и Пасеки. Его центр располагался возле северо-западного склона Княжьей горы. Здесь возвышалось большое количество домов, около 10 православных церквей. На южной стороне, по дороге к Городку, стоял монастырь св. Юры, известный с 1341 года, а близ Галицкой дороги — другой, название которого не установлено (позже монастырь доминиканцев). Наиболее густо была заселена территория, где теперь площадь Старого Рынка и начало улицы Богдана Хмельницкого{Нариси історії Львова, с. 21, 24.}.

Вдоль взгорья проходила главная улица города — Волынская дорога, к которой примыкала и центральная торговая площадь. Из других улиц наиболее значительными были Галицкая, Глинянская или Подольская. В начале XIV в. город расстроился и имел по тем временам значительное количество населения.

Ведущее место в экономике Львова занимали ремесла и торговля. Развитие производительных сил обусловливалось углублением общественного разделения труда, выделением из сельского хозяйства ремесла, концентрировавшегося в отдельных поселениях. В XIV в. возникли первые цехи. В реестре 1425 года упоминаются объединения резников, пекарей, кузнецов, сапожников, портных, шорников, сидельников, солодовников, скорняков, овчинников.

Дошедшие до нас данные о ремеслах Львова свидетельствуют об их значительном развитии. До наших дней сохранился колокол церкви св. Юры, отлитый в 1341 году мастером Яковом Скорой{Жолтовський П. М. Художнє лиття на Україні XIV—XVIII ст. К., 1973, с. 7.}, что подтверждает наличие здесь сложной литейной техники. Были развиты также ювелирное дело, гравирование, кузнечный, скорняжий, сапожный промыслы, гончарство и т. п. На полноводной в те времена речке Полтве стояли мельницы. Производились мед, пиво, перерабатывался пчелиный воск{Нариси історії Львова, с. 25, 26.}.

Рост торговли способствовал образованию постоянных рынков, где происходил обмен сельскохозяйственными продуктами и ремесленными изделиями.

Развитию Львова способствовало и то, что город находился на перекрестке крупных торговых путей. С востока проходили два пути из Киева (через Луцк и Теребовлю), с юга — пути из Молдавии (через Коломыю и Галич), Венгрии и от соляных источников Прикарпатья; западный путь (через Перемышль и Ярослав) связывал город с Австрией, Чехией, Польшей и Германией, с севера шли пути из прибалтийских стран (через Владимир и Белз). Во Львове поселилось много купцов из других стран. Здесь жили армяне, татары, немцы, греки, евреи, итальянцы. Армяне, переселившиеся во Львов из Крыма, занимали отдельный квартал в районе Подзамча{Исторические связи и дружба украинского и армянского народов. К., 1965, с. 125.}.

Высокого уровня достигла культура населения города, выросшая на основе культуры Киевской Руси. Получили развитие живопись, искусство украшения рукописных книг, значительных успехов достигла письменность. Однако во время вражеских нападений многие памятники материальной и духовной культуры были уничтожены. О высоком уровне живописи во Львове свидетельствует сохранившаяся икона богородицы из Онуфриевского монастыря. В городе хранились летописные кодексы.

В конце XIII — первой половине XIV вв. Львов был главным городом Галицко-Волынского княжества. В 1340 году во Львовском замке находилась казна. Город имел герб с изображением льва.

В 40-х гг. XIV в. начался новый период в истории Львова. После убийства заговорщиками в 1340 году последнего галицкого князя Юрия II Болеслава в го-/89/роде вспыхнули волнения, направленные против иностранных купцов, главным образом немцев-католиков, пользовавшихся большими привилегиями и личной поддержкой князя.

Внутренней борьбой во Львове воспользовался польский король Казимир. Весной 1340 года войско польского короля внезапно напало на город, захватило его, ограбило княжескую казну и сожгло укрепления замка. Однако решительное сопротивление львовян под руководством воеводы Дмитрия Детько заставило неприятеля отступить. В 1349 году, после смерти Детько польские захватчики напали на галицко-волынские земли и вновь овладели Львовом. Борьба за город продолжалась. В 1370—1387 гг. Львов находился под властью Венгрии. С 1387 г. здесь вновь установилось господство польских феодалов. Польские короли и магнаты проводили национальную и религиозную дискриминацию населения на захваченной ими территории. Королевские власти продолжали поселять во Львове польских и немецких колонистов, предоставляя им большие привилегии.

В 1356 году Львов получил самоуправление по магдебургскому праву. Оно обеспечивало охрану интересов патрициев — богатых купцов-католиков, захвативших основные должности в органах городского самоуправления — совете города и судебной палате. Квартал, где поселились западноевропейские купцы, в конце XIV — начале XV вв. превратился в новый центр города{Рудницький А. М. Розвиток міст західних областей УРСР. Львів, 1971, с. 10—13.}. Он представлял собой четырехугольник, обведенный высокой каменной стеной с башнями, валом и наполненным водой рвом. В XVI в. построена еще одна стена с более просторными башнями. За этой стеной также был вал с частоколом и глубокий, наполненный водой ров, а с западной стороны протекала речка Полтва. Фрагменты этих стен сохранились до настоящего времени. Городской четырехугольник располагался на территории, которую ограничивают теперь проспект имени Ленина, площади 300-летия Воссоединения и Даниила Галицкого, улицы Подвальная и Валовая, площади Галицкая и Мицкевича. В центре города находилась площадь Рынок. Здесь стояла ратуша, в которой размещались городские учреждения{Нариси історії Львова, с. 60, 61.}. Фактическая власть в этой части города находилась в руках зажиточных немецких и польских патрициев. В то же время прежний центр древнего Львова постепенно приходил в упадок и превращался в предместье с ограниченными правами в хозяйственной и общественно-политической жизни. В 1381 году в новой части города вспыхнул огромный пожар, уничтоживший многие здания.

Во второй половине XV в. в экономической жизни города, после сравнительного расцвета в XIV и первой половине XV вв., наступил застой, вызванный завоеванием Балканского полуострова турками и прекращением торговых связей с Востоком. Во второй половине XVI в. начался новый экономический подъем, развивались ремесла{Studja z historji społecznej i gospodarczej poświęcone profesorowi Franciszkowi Bujakowi. Lwów, 1931, c. 347—374.}.

Экономику феодального Львова время от времени подрывали эпидемии и пожары, бывшие настоящим бичом средневековых густо застроенных и стиснутых стенами городов. С 1381 по 1737 год хроника города зафиксировала 14 больших пожаров. Самый большой из них в 1528 году полностью уничтожил город{Memoriał pozaru miasta Lwowa. Lwów, 1927, c. 22.}. С 1287 по 1737 год во Львове более 30 раз возникали различные эпидемии, от которых гибло от нескольких сот до нескольких тысяч человек. В 1623 году во время эпидемии умерли 10 тыс. человек, что составляло более трети всего городского населения{Charewiczowa L. Klęski zaraz w dawnym Lwowie. Lwów, 1930, c. 48, 72.}. Во время вспышек, эпидемий доступ посторонних лиц в город прекращался, богатые жители покидали его, хозяйственная жизнь замирала.

На протяжении XV—XVIII вв. Львов неоднократно подвергался нападениям вражеских войск, чаще всего турок и татар. И хотя полностью овладеть городом удалось только шведам в 1704 году, Львов во время этих нападений подвергся значительным разрушениям, а 14 раз вынужден был платить большие выкупы.

И все же феодальный Львов оставался одним из наиболее крупных городов украинских земель. Население его составляло в конце XVI — начале XVII вв. около 30 тыс. человек. К началу XVIII в. население сократилось до 20 тыс. человек, а к концу XVIII в. возросло до 40 тыс.{Кісь Я. П. Промисловість Львова у період феодалізму. Львів, 1968, с. 29, 31.}. Он был широко известен как значительный ремесленный и культурный центр, как один из центров борьбы украинского народа против социального и национально-религиозного гнёта./90/

Большинство населения Львова составляли ремесленники. Основной формой организации ремесел были цехи, объединявшие мастеров одной или нескольких смежных специальностей. Уже в конце XV в. в городе насчитывалось 14 ремесленных цехов. В 1627 году 33 цеховых объединения насчитывали около 500 мастеров более чем 50 различных специальностей — слесарей, кузнецов, столяров, ткачей, пекарей, ювелиров, часовщиков и др. Каждый мастер имел одного или нескольких подмастерьев и учеников{З історії західноукраїнських земель, вип. 2. К., 1957, с. 4; Кісь Я. П. Промисловість Львова у період феодалізму, с. 52—55.}.

Процесс образования новых цехов не прекращался и позже, вплоть до второй половины XVIII в. Так, в 1671 году образовался отдельный цех золотошвеев и иголыциков. В XVIII в. появились цехи столяров, золотошвеев, токарей, каретников, но распались цехи кардибанников и поясников. В 1772 году в городе было 37 цеховых организаций.

С середины XVII в. экономическая жизнь города приходит в упадок. Сокращаются гончарное, шапочное, малярное, седлярское, а в начале XVIII в.— скорняжное и золотарское ремесла.

Несмотря на примитивность техники, искусство львовских мастеров достигло высокого уровня. Изделия украинских шорников Ивана и Юрия Рогатинцев были известны во многих странах{Iсаєвич Я. Д. Братства та їх роль в розвитку української культури XVI—XVII ст., с. 197.}.

В некоторых отраслях экономики Львов играл роль центра всей Речи Посполитой. Это касалось, в частности, производства оружия. Так, звание мастера-мечника на всей территории Польши получали только ремесленники, прошедшие обучение во Львове или Кракове. Львовским оружейникам-пушкарям давали заказы польские короли, валашские господари, молдавские воеводы. Особенно ценились изделия львовских золотарей, в частности знаменитого мастера Тимофея Касияновича. Львов играл также роль центра мод и художественных вкусов для Молдавии, Валахии и других стран. Иногда Львовских мастеров приглашали туда для выполнения важных заказов, и они оставались там работать по нескольку лет{Нариси історії Львова, с. 38; Петренко М. З. Українське золотарство. К., 1970, с. 162, 163.}.

В ранний период истории Львова цехи играли прогрессивную роль. Они способствовали развитию промышленности, повышению качества изделий и т. п. Но уже тогда их тенденция к сохранению мелкого производства тормозила развитие производительных сил. В конце XV — начале XVI вв. цехи превратились в закрытые корпорации, руководители которых использовали цеховые привилегии для собственного обогащения. Цехи враждебно относились к техническим усовершенствованиям. Индивидуальный характер производства не вызывал потребности в сложных орудиях труда. Поэтому не удивительно, что техника мелкого производства длительное время оставалась примитивной. В мелких мастерских отсутствовало широкое разделение труда, а рост ремесленного производства сопровождался не увеличением мастерских, а расширением количества узких специальностей и появлением новых цехов{Історія Львова. Львів, 1956, с. 19.}.

Часть изделий львовские ремесленники изготовляли на заказ, однако, начиная с XVI в., большинство их производилось непосредственно для продажи. Это свидетельствовало о развитии товарного производства{З історії західноукраїнських земель, вип. 2, с. 3—30.}. Весьма значительное развитие ремесел во Львове находило проявление и в заметном росте числа цеховых учеников и подмастерьев, эксплуатируемых мастерами. Срок обучения учеников составлял от трех до семи лет, причем все это время они не только не получали за свою работу никакой платы, но еще вынуждены были платить за обучение. Уход от мастера влек за собой потерю стажа обучения. Подмастерья находились в несколько лучшем положении, но и они жестоко эксплуатировались. Нагрузка на рабочий день была высокая, а плата — мизерной. Получение звания мастера подмастерьями было весьма затруднено{Там же, с. 3—9.}.

В середине XV в. подмастерья начинают создавать свои самостоятельные организации — «господы» для защиты от притеснений и эксплуатации со стороны мастеров. Так, в 1469 году уже существовала «господа» подмастерьев ткацкого цеха{Гуслистий К. Нариси з історії України, вип. 2, с. 48.}. Борьба подмастерьев против мастеров длилась на протяжении всего периода феодализма. Однако она ограничивалась мелкими вспышками борьбы в цеховой среде.

Во Львове проживало также множество внецеховых ремесленников, по разным причинам не попавших в цех, но имевших возможность открыть мастерскую./91/

В частности, в цеховые организации не попадали подмастерья и ученики, которым цеховая старшина отказывала в работе, ремесленники, прибывшие из других городов, беглые крестьяне. Значительную часть их составляли украинцы, евреи и армяне — им был закрыт доступ во многие цехи. Привилегированные цеховые мастера называли их «партачами». Вообще «партачи» состояли из нескольких социальных групп. В первую из них входили те, кто жил в шляхетских и церковных юридиках-территориях в пределах города, подчиненных не магистрату, а светским и духовным феодалам. Они находились в зависимости от владельцев юридик, выполняли для них работы или платили денежный чинш, получая за это защиту от притеснений цеховых и городских властей. Вторая группа включала ремесленников, живших в предместьях Львова или в городских селах и имевших собственные мастерские. Существовала и третья группа внецеховых ремесленников, состоявшая из покинувших цех подмастерьев и учеников, крестьян-беглецов и т. п. Они не имели возможности открыть мастерскую и вынуждены были наниматься на работу к другим мастерам. Внецеховые ремесленники ограничивались в правах, часто и вовсе их не имели. Члены цехов имели право забирать изготовленный внецеховыми ремесленниками товар и очень часто этим правом пользовались. Несмотря на это, количество внецеховых ремесленников во Львове не только не уменьшалось, но даже увеличивалось. Уже в XVI в., по некоторым данным, они составляли около 40 проц. всех городских ремесленников, а в XVIII в. их было даже значительно больше, чем цеховых{Iнкін В. Ф. Нариси економічного розвитку Львова у XVIII ст. Львів, 1959, с. 15; Нариси історії Львова, с. 55.}. Конкуренция со стороны внецеховых ремесленников подрывала монопольное положение цехов, вынуждала их улучшать качество изделий, понижать цены, искать новые пути для сбыта товаров, разрушала цеховые традиции{З історії західноукраїнських земель, вип. 1. К., 1957, с. 10—14.}. Число внецеховых ремесленников регламентировали рынок, спрос на товары. В XVI в. во Львове, кроме мукомольных, возникших значительно раньше, появляются маслобойные и кожедубильные мельницы, бумажная мельница в Брюховичах (конец XVI в.) и др. Однако и в XVII в. они какой-либо значительной роли в экономике города еще не играли{Там же, вип. 2, с. 22—29.}.

Средневековый Львов являлся также важным торговым центром, оказывая большое влияние на развитие внутреннего рынка на западноукраинских землях. Кроме торговли с западноукраинскими городами, Львовские купцы вели торговые операции в Кракове, Варшаве, Вильно, Гданьске, где продавали поташ, лес, хлеб и другие продукты сельского хозяйства, а оттуда привозили иностранные товары. Во Львов приезжали купцы из Киева, Каменца-Подольского и многих других городов{Голобуцький В. О. Економічна історія Української РСР. Дожовтневий період. К., 1970, с. 98.}.

Значительную роль в жизни города играла торговля со странами Востока. В XIV в. Львов был непосредственно связан с Танаисом — генуэзской колонией, расположенной в устье Дона, с Кафой в Крыму, с Килией и Белгородом. Армянские, греческие, еврейские и другие купцы XVI—XVII вв. поддерживали непосредственные торговые отношения между Львовом и городами Османской империи. Среди импортируемых товаров были шелк, атлас, персидские ковры, тигровые и барсовые шкуры, золото в слитках, изюм и пряности, дорогая сирийская сбруя, арабские лошади и т. п. Из Валахии привозили различные сорта вин, мед, рыбу, пригоняли волов, из Венгрии доставляли вино, серебро, золото, медь, железо, порох, скот. На львовском рынке можно было встретить также товары из западноевропейских стран — Германии, Англии, Голландии и других.

Львов поддерживал довольно оживленные торговые отношения с Русским государством. Из Русского государства привозили меха, воск, юфть, ремесленные и художественные изделия. Львовские купцы ездили в Смоленск, Новгород, Москву и другие русские города{Крип"якевич I. П. Зв"язки Західної України з Росією до середини XVII ст. К., 1953, с. 11—17.}. Дважды в году во Львове происходили многолюдные ярмарки, длившиеся по две недели (в январе и июле). В XVII—XVIII вв. ежегодно проводились контрактовые ярмарки.

Богатые купцы города, часть мастеров-ремесленников, католические костелы и монастыри занимались ростовщичеством.

Торговые интересы львовских купцов защищало т. н. право склада, предоставленное городу еще в 1372 и 1444 гг., а также целый ряд торговых привилегий. Львов имел «абсолютное право склада». Это означало, что все иногородние купцы — местные и иностранные не могли объехать город стороной. Они вынуждены были заезжать туда и продавать свой товар богатым/92/ львовским купцам. Благодаря этому праву Львов превратился в своеобразный посреднический центр, через который переправлялись товары с Востока на Запад и с Запада на Восток{Подградская Е. М. Торговые связи Молдавии со Львовом в XVI—XVII веках. Кишинев. 1968, с. 4, 215. 216.}.

Население средневекового Львова состояло из следующих социальных групп: шляхты, духовенства, мещан и пригородных крестьян. Две первые группы были немногочисленные, но пользовались большинством королевских привилегий. Основное население города — мещане, в свою очередь, делились на три группы: патрициат, бюргерство и плебеев. В первую группу входили богатые купцы, ростовщики, а также наиболее зажиточные ремесленники, особенно золотари. Эта богатая верхушка города насчитывала всего 40—50 семей. В ее руках находилось городское управление. Вторую группу составляло городское поспольство, пользовавшееся городским правом. К ней принадлежали мелкие и средние купцы, цеховые мастера, а также ограниченные в правовом отношении богатые внецеховые ремесленники. Третья, тоже многочисленная, группа состояла из городской бедноты, не пользовавшейся городским правом и не охваченной корпоративными организациями. Это были бродячие ремесленники, «партачи»-подмастерья, ученики-ремесленники, челядь и другие{З історії західноукраїнських земель, вип. 4, с. 3—12.}.

В социальной структуре города отдельную группу составляли жители сел Великого и Малого Головского, Замарстынова, Волицы, Поречья, Клепарова, Брюховицы, Белогощи, Кульпаркова и Сихова, возникших в XIII—XIV вв. на землях, отведенных городу князьями и королями. Позже эти села слились с городом и стали его улицами и окраинами. В городских селах чаще всего селились беглецы. Вначале села принадлежали богачам, а во второй половине XVI в. их подчинили магистрату. Крестьяне отбывали ряд все возрастающих феодальных повинностей. Многие безземельные и малоземельные занимались ремеслом (вне цехов) и продавали свои изделия в городе. Жители некоторых сел (Замарстынова, Волицы, Поречья) пользовались правами предмещан и принадлежали к ремесленным цехам{Там же, с. 12—14.}.

В городе происходила острая классовая борьба. Городская беднота боролась против гнета патрициата и феодалов, подмастерья и ученики вели борьбу также и против цеховой верхушки.

Документы, в частности судебные книги, рассказывают о многих выступлениях трудящихся Львова против угнетателей, перераставших иногда в вооруженные столкновения. Первые упоминания о них относятся к концу XV — началу XVI вв. Так, в 1604 году во время стычки между мещанами и шляхтичами было убито 3 и ранено 10 чел., принадлежавших к шляхетскому сословию. В 1634 году жители Галицкого предместья отказались выйти на работы по сооружению городских валов. В 1636 году крестьяне городских сел, поддержанные жителями предместий, отказались выполнять повинности в пользу патрициев и шляхтичей — арендаторов городских имений и с оружием в руках встретили отряд, посланный магистратом для их усмирения{Нариси історії Львова, с. 69; Соціальна боротьба в м. Львові в XVI—XVIII ст. Збірник документів. Львів, 1961, с. 240, 252.}.

Кроме социального гнета, значительная часть городского населения испытывала тяжелый национальный и религиозный гнет. Магдебургское право предоставляло преимущества католическому населению, остальные жители ограничивались в политических правах, в ремесленной и торговой деятельности. Некатолики не избирались на руководящие должности в органы управления городом и цехами, могли селиться лишь в определенных местах — армянском, русском, еврейском кварталах. Украинцы, жившие преимущественно в предместьях и составлявшие большинство населения, имели меньше всего прав{Соціальна боротьба в м. Львові в XVI—XVIII ст., с. 76, 79, 87, 91, 257.}.

Католическая церковь, уже в XIV в. начавшая строить здесь многочисленные монастыри и костелы, была верной прислужницей польской шляхты и всеми средствами стремилась ополячить и окатоличить украинцев, а также армян{Украинско-армянские связи в XVII веке. Сборник документов. К., 1969, с. 17—20.}.

Украинское население города вело активную борьбу за свои права. Она особенно усилилась во время освободительной войны украинского народа 1648—1654 гг. Несмотря на репрессии, трудовое население делало все возможное, чтобы помочь продвижению войск Б. Хмель-/93/ницкого. В частности, оно переправляло ему оружие{Крип"якевич I. П. Богдан Хмельницький, с. 117, 118.}. Авангардные части крестьянско-казацкого войска появились под Львовом 4 октября 1648 года. 9 октября сюда прибыл гетман, а 10 октября начался штурм городских укреплений. Многие львовские предмещане-украинцы влились в крестьянско-казацкое войско. Они указали, где проходил городской водопровод, который затем был перекрыт казаками, сообщили о слабых местах в обороне, испортили пушки в замке и показали казакам тайный ход в него. Это способствовало тому, что 15 октября полк Максима Кривопоса овладел Высоким Замком{Там же, с. 153.}.

Однако Хмельницкий не хотел разрушать город и отдавать его на разграбление татарам. Ограничившись выкупом, он 23 октября отвел войско от Львова к Замостью. После отхода крестьянско-казацкого войска львовский патрициат и шляхта стали преследовать украинское население с еще большей жестокостью. Новая волна восстаний в Галиции прокатилась во время битвы под Берестечком (1651 г.). Она охватила и польские земли, где повстанцев возглавил Костка Наперский{Документы об освободительной войне украинского народа (1648—1654 гг.), с. 477, 478, 484—486, 493—495, 559, 583, 585.}.

В ходе освободительной войны укрепились связи львовян с Русским государством. Переяславская Рада, провозгласившая воссоединение Украины с Россией, позволила Хмельницкому осуществить освободительный поход в западноукраинские земли. 25 сентября 1655 г. крестьянско-казацкие войска под командованием Богдана Хмельницкого и русское войско во главе с боярином В. В. Бутурлиным подошли к Львову. 29 сентября под Городком украинско-русские войска разбили польско-шляхетское войско, которым командовал коронный гетман Станислав Потоцкий. Началась осада Львова, длившаяся более месяца. 8 ноября Хмельницкий приказал своим войскам отходить от города{Документы об освободительной войне украинского народа (1648—1654 гг.), с. 477, 478, 484—486, 493—495, 559, 583, 585.}.

Во время обоих походов на Львов Богдан Хмельницкий и казаки относились к львовянам доброжелательно. Хмельницкий запретил жечь предместья, грабить мещан, выступал инициатором переговоров, чтобы не проливать лишней крови. Освободительная война способствовала дальнейшей активизации борьбы жителей Львова против социального и национального угнетения. В частности, украинское население города еще долго сопротивлялось наступлению католицизма. В 1679 году львовские ремесленники не допустили обложения их новыми налогами.

Хотя для Львова, как и для других городов периода средневековья, были характерны загрязненность, отсутствие санитарии, он уже в начале XV в. имел водопровод — сначала из глиняных труб, позже из деревянных, окованных железом. Трасса их прохождения содержалась в строгой тайне{Zubyk R. Gospodarka finansowa miasta Lwowa w latach 1624—1635. Lwów, 1950, c. 114; Charewiczowa L. Wodociągi starego Lwowa. 1404—1663. Lwów, 1934, c. 6—15.}.

К раннему средневековью относится и начало львовской фармацевтики. В городских актах за 1445 год есть сведения о фармацевте Василии Русине, ставшем гражданином города.

Из медиков более позднего периода известен Иван Альнпек (Алембек), работавший во Львове в первой половине XVII в. Получив образование во Вроцлаве и Падуе, он изготовлял из трав, нередко лично привезенных из стран Востока, лекарства, организовывал медицинскую и санитарно-гигиеническую помощь населению Львова во время эпидемий. Он с любовью относился к простому населению города, а в 1603— 1607 гг. даже возглавил борьбу горожан против господствующей верхушки — патрициата, за что был брошен в тюрьму и лишен львовского гражданства. До наших дней дошел ряд его рукописей о защите львовских мещан, эпидемиях и др.{Коваль Ю. А. Аптека-музей во Львове. Львов, 1977, с. 39, 40.}. Выдающимся ученым-медиком был доктор Эразм Сикст, автор научного труда о минеральных водах в районе с. Шкло.

Львов на протяжении столетий был не только крупным экономическим, но и культурным центром Украины. Несмотря на преследования со стороны польско-шляхетских властей, при старейшем украинском Успенском братстве, развернувшем свою деятельность в 80-х гг. XVI в., возник значительный культурный очаг. В 1586 году была организована школа, сыгравшая прогрессивную роль в развитии просвещения не только на Украине, по и в Белоруссии, Молдавии, Валахии. В отличие от иезуитской коллегии и академии, где обучение производилось исключительно на латинском языке, здесь преподавали на украинском, а также/94/ греческом и латинском языках. Учебный план предусматривал изучение философии. В библиотеке братства хранилось 9 греческих и латинских изданий произведений Аристотеля, полное собрание произведений Платона, «Енхиридион» Эпиктета и ряд других философских трактатов. В XVII в. при школе был создан первый на Украине школьный театр. Ее устав является выдающимся памятником отечественной педагогической мысли{Від Вишенського до Сковороди. (З історії філософської думки на Україні XVI—XVIII ст.). К., 1972, с. 35; Iсаєвич Я. Д. Джерела з історії української культури доби феодалізму. К., 1972, с. 59, 107.}. В нем четко изложены организационные и дидактико-методические требования, определены обязанности учителя, учащихся и их родителей. По образцу устава школы Львовского братства были составлены статуты Луцкой, Дубецкой, Киевской, Брестской и других школ{Митюров Б. Н. Развитие педагогической мысли на Украине в XVI—XVII вв. К., 1968, с. 128, 130.}.

В братской школе работал ряд выдающихся деятелей того времени: Лаврентий и Стефан Зизапии, Арсений Еласовский, Иван Борецкий, Гавриил Дорофеевич, Захарий Копыстепскпй и другие.

Кроме того, существовали братства и братские школы в пригородах Львова. Древнейшей из них была школа при Благовещенском братстве в Галицком предместье. С этим братством был связан выдающийся украинский писатель-полемист конца XVI — начала XVII вв. Иван Вишенский. При братстве существовала большая библиотека, где имелись произведения античных авторов, западноевропейских гуманистов и украинских писателей тех времен. В его архиве хранилось много цепных рукописных источников по истории Украины. Культурные деятели, связанные с братствами и их школами, создали выдающиеся памятники украинской культуры периода феодализма — «Львівський літопис», «Пересторога» и другие.

В 1572—1573 гг. украинские мещане оказали помощь русскому печатнику Ивану Федорову в организации во Львове типографии. В 1574 году здесь вышли первые на Украине печатные книги «Апостол» и «Букварь». После смерти Федорова типография работала под руководством Львовского братства. Она выпустила немало книг, которые распространялись на Украине, в Молдавии и Русском государстве{Книга. Исследования и материалы. Сборник УП. М., 1961, с. 199; Першодрукар Іван Федоров та його послідовники на Україні (XVI — перша половина XVII ст.). Збірник документів, с. 277; Культурные связи народов Восточной Европы в XVI в. М., 1976, с. 194.}. В XVII в. во Львове работали известные книгопечатники Семен Будзина, Михаил Слезка, Андрей Скольский. Город славился высокой музыкальной культурой. В середине XV в. во Львовском братстве возникло многоголосое хоровое пение, распространившееся впоследствии по всей Украине, а затем и в России. В начале XVIII в. во Львове вышли первые на Украине ноты — «Ирмологион». В середине XVIII в. издан труд украинского писателя, профессора Киево-Могилянской академии М. Козачинского «Философия Аристотеля».

В 1608 году во Львове основана иезуитская коллегия, преобразованная в 1661 году в академию (университет) с четырьмя факультетами: философским, юридическим, медицинским и богословским{Лазаренко Є. К. 300 років Львівському університету, Львів, 1961, с. 6.}. Главной задачей академии было насаждение реакционной католической идеологии. Однако, вопреки замыслам руководителей академии, многие из ее бывших учеников стали выдающимися деятелями культуры и содействовали укреплению русско-украинских культурных связей (известный путешественник В. Григорович-Барский, писатели Ф. Лопатинский и М. Слотвинский, впоследствии ректоры Славяно-греко-латинской академии в Москве). Во Львове получили начальное образование польские писатели XVII в. Шимон Шимонович, братья Шимон и Варфоломей Зиморовичи. На творчество Ш. Шимоновича значительное влияние оказал украинский фольклор. Выходцем из Львова был также выдающийся композитор Мартин Леополит.

Во Львове сохранился ряд памятников архитектуры и искусства феодальных времен, в т. ч. и княжеского периода — церковь Николая, хотя и значительно перестроенная, а с XVI—XVII вв.— памятники не только церковного, по и светского характера. Так, ценными памятниками львовской архитектуры являются Латинский и Армянский соборы (XIV в.). В конце XVI в. построены т. н. Черная Каменица (архитектор П. Красовский) и дом Корнякта (архитектор П. Барбон), Успенская церковь (архитекторы П. Римлянин, В. Капинос, А. Прихильный) с часовней Трех Святителей (архитектор П. Красовский) и башней Корнякта (архитектор П. Барбон), а в начале XVII в.— оборонная Пятницкая церковь, часовня Кампянов (архитектор П. Римлянин), часовня Боимов, украшенные высокохудожественной скульптурой. Уникальным по своему значению архитектурным шедевром XVI, XVII, XVIII вв. является ансамбль из 44 зданий на площади Рынок, а также ряд домов на улицах Сербской, Краковской, Леси Украинки и других. Выдающимися памятниками XVIII в. являются также построенный в стиле ба-/95/рокко в 1745—1770 гг. собор св. Юра (архитекторы Б. Меретин и Ян де Витте) и костел доминиканцев по проекту Яна де Витта{Островский Г. С. Львов. Л.—М., 1965, с. 170, 176, 177.}, строительством руководил мастер Мартин Урбанович, после его смерти Криштоф Мурадович, а кончил отделку фасада С. К. Фессингер. До нашего времени дошли отдельные живописные произведения Федька Саньковича, Николая Петрахновича (XVII в.), графические работы Ивана Филипповича (XVIII в.) и др. В частности, во Львовском историческом музее хранится портрет Варвары Лангишивны, а во Львовском музее украинского искусства — икона богоматери работы Петрахновича. Они привлекают реализмом, проникновенным раскрытием внутреннего мира человека. Из работ Ивана Филипповича сохранились портрет Я. Сангушко, гравюры с изображением Богородицы Почаевской, герб графа Разумовского в книге «Философия Аристотеля» и другие.

Австрийские власти провели здесь ряд экономических и политических реформ. В 80-х гг. XVIII в. древнее управление Львовом по магдебургскому праву было упразднено и заменено австрийским чиновничьим аппаратом.

Львов становится административным и политическим центром новой австрийской провинции — губернии Галиция, куда входили также польские земли, а до 1848 года и Буковина. Город в то время быстро рос. Население его, в 1785 году составлявшее 25 тыс. человек, к 1810 году увеличилось до 41,4 тыс., в 1827 году — до 55,5 тыс., а в 1848 году — до 70,3 тыс. человек{Iнкін В. Ф. Нарис економічного розвитку Львова у XVIII столітті, с. 4—7, 89; Кісь Я. П. Промисловість Львова у період феодалізму, с. 31.}.

В связи с расширением города в конце XVIII в. были разобраны оборонительные стены и башни, а впоследствии (во второй половине XIX в.) река Полтва перекрыта и превращена в главный коллектор канализации. Бывшие предместья и некоторые из пригородных сел (Замарстынов, Клепаров и др.) постепенно слились с городом.

Мануфактурный период в экономике Львова начался лишь с конца XVIII в. и был тесно связан с ростом города как административного и политического центра губернии. Постепенно происходили изменения в промышленном производстве Львова, в нем развивались и крепли капиталистические элементы. В сферу производства все активнее проникал торговый капитал. Рост населения стимулировал в первую очередь развитие пищевой промышленности, а также производство некоторых бытовых товаров. В конце XVIII в. во Львове появились ликеро-водочные, пивоваренные заводы, а в 1778 году — крупная табачная мануфактура. Развивалось производство мыла и свеч, мебели{Кісь Я. П. Промисловість Львова у період феодалізму, с. 173—177.}.

В первой половине XIX в. во Львове возникли железообрабатывающие заводы, мануфактуры по изготовлению хозяйственного инвентаря, спичек, типографии и литографии, различные пищевые предприятия. Многие из них были мелкими, мало отличавшимися от ремесленных мастерских, по уже капиталистическими предприятиями. Они имели ярко выраженное разделение труда. Создавались кредитные учреждения: в 1841 году — Кредитное земское товарищество, дававшее в займы деньги помещикам, а в 1844 году — Галицкая сберегательная касса, предоставлявшая кредит шляхте, купцам и промышленникам. Усиливались торговые связи Львова с Россией, Восточной Украиной и западноевропейскими странами. Львовская мебель, повозки, кареты, седла пользовались широким спросом на ярмарках России и Украины. Львовские купцы были частыми гостями на киевской Контрактовой ярмарке. Развитие экономики все настойчивее требовало подготовки местных технических кадров. В 1844 году во Львове была открыта высшая техническая школа{Торжество історичної справедливості, с. 204; Rocznik statystyki Galicyi. Rok 1. Lwów, 1877, с 230, 232.}.

Происходили перемены и в культурной жизни города. Академия в 1787 году была преобразована в светский университет, а латинский язык преподавания в ней заменен немецким. Со временем в университете разрешено преподавание некоторых предметов на украинском языке. Несмотря на стремление правительства использовать университет для онемечивания края, в нем постепенно сосредоточились прогрессивные силы. Так, в конце XVIII — начале XIX вв. здесь преподавали такие украинские ученые, как философ-просветитель Петр Лодий, филологи Иван Лавривский и Модест Гриневецкий, физик и математик Иван Заманчик. В конце XVIII в. профессором университете рабо-/96/тал известный революционер Игнаций Мартинович{Назаренко Є. К. 300 років Львівського університету, с. 5—7.}.

В 80-х гг. XVIII в. во Львове выходила первая на Украине газета «Gazette de Léopole» (на французском языке){«Gazette de Léopole» хранится в научной библиотеке Львовского университета.}. В 70—80-х гг. начали действовать сначала немецкая, а в скором времени и польская театральные труппы{Торжество історичної справедливості, с. 213, 214.}.

Развивалась общественно-политическая мысль. В ней четко выделялись два направления — шляхетско-буржуазное и демократическое. Реакционное шляхетско-буржуазное направление в украинском национальном движении представляло в основном высшее униатское духовенство. К нему примыкал известный дворянский историк и публицист Депис Зубрицкий. Прогрессивное демократическое течение, сформировавшееся в 30-х гг. XIX в., возглавляли Маркиян Шашкевич, Иван Вагилевич и Яков Головацкий, известные в украинской литературе как «Руська трійця». Они считали своей задачей работать на пользу народа, поднимать его сознание, развивать демократическую литературу. Они выступали против национального угнетения, носителями которого были реакционные польские шляхтичи и поддерживавшая их габсбургская монархия. «Трійця» ратовала за дружбу с русским и другими славянскими пародами; ею был подготовлен и издан в 1837 году в Будапеште альманах «Русалка Дністровая»{Косачевская Е. М. Восточная Галиция накануне и в период революции 1848 г. Львов, 1965, с. 37—46.}, который знаменовал начало новой литературы в Восточной Галиции, был проникнут антикрепостническими мотивами, содействовал укреплению связей Украины с Россией.

Во Львове существовали тайные польские демократические организации и кружки, в которых принимали активное участие и украинцы{Стеблій Ф. І. Революції 1848—1849 років у Європі і Україна. К., 1973, с. 13.}. В начале 30-х гг. возникла «Карбонарская ложа», ответвлением которой была львовская группа «Союза друзей народа». В 1835 году создана львовская группа общества «Содружество польского народа»{История Польши, т. 1, с. 597—599.}.

Бурные события развернулись во Львове в 1848 году, когда в Австрии вспыхнула буржуазно-демократическая революция. Вслед за мартовскими выступлениями венского пролетариата произошли уличные демонстрации во Львове{Стеблій Ф. І. Революції 1848—1849 років у Європі і Україна, с. 16—19.}.

Революция дала толчок к развитию украинского национально-освободительного движения. Но обстоятельства сложились так, что руководство этим движением оказалось в руках помещичье-буржуазных элементов. 2 мая 1848 года верхушка украинского духовенства и буржуазной интеллигенции создали «Головну руську раду». Тогда же была создана еще одна организация — «Руський собор», в которой руководящее положение заняли польские помещики, выдававшие себя за украинцев. Весной 1848 года был организован руководящий орган польского национального движения в Восточной Галиции — Рада Народова, состоявшая из представителей либеральной буржуазии и помещиков. Все эти организации шли на соглашение с австрийскими властями, удовлетворяясь мелкими уступками, стремились не допустить революционных выступлений трудящихся{Косачевская Е. М. Восточная Галиция накануне и в период революции 1848 г., с. 64—70.}.

Однако революционный подъем во Львове нарастал. Радикальные элементы — ремесленники, студенты, мелкобуржуазная интеллигенция готовились к вооруженному выступлению против монархии и ненавистного режима Габсбургов. В то же время наиболее правые представители буржуазии отошли от движения. Значительную роль в подготовке восстания сыграли польские буржуазные демократы, которые, отказавшись от сотрудничества с буржуазно-либеральной Радой Народовой, развернули революционную пропаганду среди городских низов и созданной в начало революции шляхетско-буржуазной национальной гвардии. Вечером 1 ноября по Львову разнеслось известие, что солдаты-артиллеристы тяжело ранили национального гвардейца. В городе началось волнение, распространившееся и на национальную гвардию. На Галицкой площади правительственные войска открыли огонь по народу. Это и послужило толчком к восстанию. На улицах стихийно началась постройка баррикад. Весь центр города очутился в руках восставших рабочих, ремесленников, вооруженных ружьями, косами, секирами, саблями. К восставшим присоединилась часть национальной гвардии.

Против общего врага на баррикадах сражались трудящиеся всех национальностей — украинцы, поляки, евреи. Австрийские войска подвергли город жестокому артиллерийскому обстрелу. Во время боев было убито/97/ и ранено около 200 человек (по официальным данным, 55 убито и 75 ранено){Косачевская Е. М. Восточная Галиция накануне и в период революции 1848 г., с. 116—128; Нариси історії Львова, с. 129; Стеблiй Ф. І. Революції 1848—1849 років у Європі і Україна, с. 30—33; История Польши, т. 2. М„ 1955, с. 74—76.}. Хотя восстание и потерпело поражение, оно способствовало росту революционного сознания масс.

Буржуазно-демократическая революция 1848 года в Австрии расчистила путь для развития капитализма. В западных провинциях монархии начала развиваться крупная фабричная промышленность. В то же время Восточная Галиция оставалась на положении аграрно-сырьевого придатка Австрийской империи. Во второй половине XIX в. во Львове сосредоточились различные финансовые учреждения — Галицийский кредитный банк, Галицийский акционерный ипотечный банк, сельскохозяйственный и краевой банки, филиалы многих иностранных банков. Одновременно возникали и финансово-торговые организации украинской буржуазии{Katalog powszechnej wystawy krajowej we Lwowie w roku 1884. Lwów, 1894. c. СХХІІ—CХХХІІІ.}.

Постепенно росло население города. Уже в 1869 году во Львове насчитывалось (без гарнизона) 87 тыс. жителей, в 1900 году — 150 тыс., а накануне первой мировой войны — 200 тыс. человек{Mały rocznik statystyczny, 1938. Warszawa, 1938, c. 41; Rocznik statystyki Galicyi. Rok IV. Lwów, 1893, c. 11.}.

В конце 50-х гг. началось железнодорожное строительство. В 1861 году Львов соединен железной дорогой с Перемышлем, в 1866 году началось движение на линии Львов — Черновцы — Яссы. В 1879 году завершено строительство железной дороги, соединившей Галицию с Австро-Венгрией через Карпаты, в 1889 году установлено железнодорожное сообщение с Бродами. Во Львове были построены станции Львов-Главный, Подзамче, Клепаров, Лычаков, Товарная, а также крупные железнодорожные мастерские. Город превратился в главный железнодорожный узел края{Rocznik statystyki Galicyi. Rok I, c. 204. 205.}.

Появление железных дорог изменило характер торговых связей Львова, ставшего рынком сбыта для западноевропейской фабричной промышленности. Значительно усилился процесс разорения львовских ремесленников, чья продукция не могла конкурировать с дешевыми фабричными товарами. Сложились неблагоприятные условия и для развития фабричной промышленности края. Местные органы власти, находившиеся в руках польских земельных магнатов, не предпринимали необходимых мер для защиты ее интересов. Не помогло и проведение во Львове промышленно-ремесленной выставки в 1873 и 1894 годах.

Львов конца XIX — начала XX вв. был больше торгово-административным, чем промышленным центром. В 1910 году наиболее крупным предприятием города являлись железнодорожные ремонтные мастерские, где работало свыше 1000, на остальных 14 предприятиях — по 100—300 человек. В то же время здесь действовали сотни мелких кустарных и ремесленных мастерских, имевших по нескольку рабочих, и до трех десятков предприятий с 10—30 рабочими. Согласно статистическим данным за 1910 год, из работавшего населения города (около 100 тыс. человек) только одна четверть была занята в промышленном производстве (включая ремесла). В торговле и связи работало 27,1 тыс. человек, а административных работников и

лиц свободных профессий насчитывалось более 40 тыс. Рабочий класс города насчитывал до 25 тыс. человек{Österreichische Statistik. Neue Folge. В. 3. H. 10.}. Кроме того, во Львове существовала многотысячная армия сезонных и временных рабочих, занятая преимущественно в строительстве, промышленности строительных материалов и пищевой и состоявшая главным образом из крестьян, искавших во Львове хоть какой-нибудь заработок.

Рабочие Львова находились в очень тяжелом положении. Их заработная плата была в полтора-два раза ниже, чем в промышленных районах центральной Австрии. Рост цен на продукты питания и квартплаты значительно обгонял увеличение зарплаты. С конца XIX в. реальная заработная плата львовских рабочих постоянно падала и в 1911—1913 гг. уже была на 20—25 проц. ниже, чем в 1895—1899 гг. Снижение жизненного уровня рабочих было настолько очевидным, что об этом открыто писал в ежегодных отчетах в Вену Львовский промышленный инспектор. «Постоянно возрастающая дороговизна жизненных средств и всех важнейших предметов первой необходимости привела к тому, что материальное положение рабочих дальше ухудшалось»,— подчеркивал он в отчете за 1912 год, как и в 10 предыдущих{Bericht der k. k. Gewerbe-Inspektoren über ihre Amtsthätlgkeit im Jahre 1912. Wien, 1913, c. 572.}.

Основной массе рабочих не хватало заработка для удовлетворения даже половины минимальных жизненных потребностей. Рабочие семьи жили впроголодь, ютились в тесных квартирах. В опубликованной управлением рабочей статистики Министерства торговли Австро-Венгрии работе «Жилищные условия сапожников» приводятся описания поистине жутких квартирных условий рабочих львовских сапожных мастерских{Die Wohnungs- und Gesundheitsverhältnisse der Schuhmacher, Wien, 1906, c. 137—140.}. Согласно данным австрийской переписи 1900 года, по жилищной тесноте, а также санитарно-гигиеническим характеристикам жилья Львов находился на последнем месте среди городов Австро-Венгрии{Statistische Monatschrift. Wien, 1903, c. 445.}.

Тяжелыми были и условия труда рабочих. Рабочий день в начале XX в. продолжался 10—11, а в строительстве — 12—16 часов. На низком уровне находилась техника безопасности, производственная санитария, в результате чего здесь чаще, чем в городах центральной Австрии, наблюдались частые случаи производственного травматизма. Жестокая эксплуатация, политическое бесправие вызвали подъем революционного движения. Под влиянием социалистических идей, революционного движения в России и Западной Европе в середине 1882 года во Львове возникли три нелегальных социалистических кружка, членами которых в основном были молодые рабочие и студенты. Они проводили значительную пропагандистскую работу среди рабочих города и его окраин{Нариси історії Львова, с. 144, 145.}. Причем рабочие и представители передовой интеллигенции всех национальностей совместно выступали против эксплуататоров.

В рабочих кружках и прогрессивных организациях Львова состояли такие деятели, как И. Франко, М. Павлик, О. Терлецкий, Л. Варинский, И. Данилюк, Я. Казакевич, Б. Вислоух и др. И. Франко переводил на украинский язык труды К. Маркса и Ф. Энгельса («Капитал», «Анти-Дюринг»), написал и издал популярный труд «Катехізис економічного соціалізму», брошюру «Про працю». Во львовских периодических изданиях печатались отдельные статьи и отрывки из трудов К. Маркса и Ф. Энгельса. Сюда проникала марксистская литература, издававшаяся за границей. Большую роль в деле распространения марксизма во Львове и Галиции сыграла плехановская группа «Освобождение труда». С ней поддерживали связь прогрессивные деятели Львова М. Павлик, Б. Вислоух и др., распространявшие ее издания. В 90-х гг. передовая интеллигенция и рабочие Львова поддерживали широкие связи с социал-демократическими организациями России{Волянюк М., Маланчук В. Поширення марксистсько-ленінських ідей на Західній Україні. Львів, 1960, с. 18, 42, 63—65.}.

В 1890 году львовские рабочие впервые на Украине праздновали 1 Мая. Были выпущены листовки; возле городской ратуши состоялся митинг, в котором приняло участие более 4 тыс. человек{З історії західноукраїнських земель, вип. 3, с. 53, 54.}. В принятых на этом митинге резолюциях выдвигались требования о введении 8-часового рабочего дня, общего избирательного права, свободы печати и др. Львовские рабочие включались в стачечную борьбу. Первая стачка во Львове (и во всей Галиции) произошла в январе 1870 года. Эта стачка типографских рабочих закончилась их победой{Там же, с. 29.}. В 1870—1872 гг. произошло еще несколько стачек. Затем в стачечной борьбе рабочих Львова наступил спад, и только в начале 90-х гг. забастовочное движение стало приобретать широкий размах.

Социал-демократическая партия Галиции, созданная на первом съезде галицкой социал-демократии, состоявшемся 31 января 1892 года, начала уделять значительное внимание стачечной борьбе. На протяжении 1891—1899 гг. произошло 14 стачек, носивших в основном политический характер. Самой крупной из них была стачка около 7 тыс. рабочих-строителей в сентябре 1893 года, длившаяся почти две недели и окончившаяся победой бастующих.

Рабочие выступления все больше сочетались с крестьянскими. В 1897 году львовские рабочие выступили в защиту крестьян, арестованных за участие в борьбе против злоупотреблений властей во время парламентских выборов. 12 и 13 марта толпы рабочих забросали камнями конных гусаров, конвоировавших колонны арестованных крестьян, и окна государственных учреждений. Гусары применили против рабочих оружие, имелись раненые{Нариси iсторії Львова, с. 147—149.}.

В борьбу включились безработные — наиболее обездоленная часть львовского пролетариата. 13—15 мая 1896 года состоялось первое в истории города выступление безработных строителей железнодорожных путей, подавленное войсками. Выступления безработных повторились также в 1898 году.

С еще большей силой развернулось рабочее движение в начале XX в., когда центр мирового революционного движения переместился из Западной Европы в Россию. В Галицию проникали работы В. И. Ленина, ленинская «Искра». Через Львов проходил один из основных путей транспортировки «Искры» и другой революционной литературы в Россию. Главный склад этой литературы находился в одном из домов по улице Чернецкого (теперь улица Радянская){Волянюк М. Ленінська «Искра» в Галичині, с. 29—31.}. Во Львове было несколько конспиративных квартир ЦК РСДРП. В 1902 году здесь впервые на украинском языке был напечатан «Маніфест Комуністичної партії» в переводе Леси Украинки{Волянюк М., Маланчук В. Поширення марксистсько-ленінських ідей на Західній Україні, с. 70, 78—81.}.

Крупной демонстрацией и митингом отметили рабочие Львова день Первого мая 1902 года. А в конце месяца на борьбу против эксплуататоров поднялись рабочие-строители. Они требовали повысить заработную плату, сократить рабочий день до 9 часов, предупреждать рабочих об увольнении с работы за 14 дней и принимать на работу только через бюро труда. 2 июня против собравшихся на митинге на Стрелецкой площади (ныне площадь Даниила Галицкого) 5 тыс. бастующих рабочих, их жен и детей были брошены гусары и полиция. Во время баррикадных боев многие рабочие пали от пуль или получили ранения. 4 июня, в день похорон убитых рабочих, в городе состоялась крупная демонстрация. По всей Галиции поднялась волна забастовок протеста против расправы над львовскими рабочими. Подрядчики вынуждены были пойти на уступки и частично удовлетворить требования рабочих о повышении зарплаты и сокращении рабочего дня. За Львовским пролетариатом поднялись на борьбу батраки помещичьих фольварков, крестьянская беднота{Каковський К. Г. На шляху до Великого Жовтня. Страйковий рух в Галичині кінця XIX — на початку XX ст. Львів, 1970, с. 80—85.}.

Большое влияние на дальнейшее развитие революционного движения во Львове и во всем крае оказала русская революция 1905—1907 гг., в которой пролетариат, руководствуясь гениальным учением В. И. Ленина о перерастании буржуазно-демократической революции в пролетарскую, поставил перед собой задачу свергнуть царизм, установить революционно-демократическую диктатуру пролетариата и крестьянства и перейти к социалистической революции. Известие о начале первой русской революции львовские рабочие встретили с радостью. События в России содействовали подъему их политической активности. Состоявшееся 31 января 1905 года большое собрание рабочих города приветствовало революцию в России и выразило протест против кровавых злодеяний царского правительства. А через два дня на центральных улицах Львова состоялась многолюдная демонстрация рабочих, к которой присоединилось и много студентов. Демонстранты несли транспаранты: «Долой самодержавие!», «Да здравствует Украинская республика!», «Да здравствует Польская республика!». В принятой резолюции они заявили о своей поддержке борющегося пролетариата России{Нариси історії Львова, с. 156, 157.}.

Активизировались интеллигенция и студенчество. В феврале прогрессивная интеллигенция и студенческая молодежь города потребовали освобождения из тюрьмы арестованного царским правительством великого пролетарского писателя Максима Горького. В защиту Максима Горького выступил также И. Франко. В открытом письме к украинской молодежи он приветствовал русскую революцию, призывал молодежь к активной освободительной борьбе{Компанієць І. І. Становище і боротьба трудящих мас Галичини, Буковини та Закарпаття на початку XX ст., с. 136—138.}.

На многочисленных собраниях рабочих, студентов, в листовках выдвигались требования демократизации страны, всеобщего избирательного права и др. 1 мая 1905 года во Львове состоялись митинг и 20-тысячная демонстрация{З історії західноукраїнських земель, вип. 5, с. 122—123.}. Широкий размах приобрело стачечное движение. Стачки все чаще стали сопровождаться политическими митингами и демонстрациями, нередко заканчивавшимися стычками с полицией и войсками. Наиболее крупная забастовка рабочих-строителей, состоявшаяся в июле — августе 1905 года, окончилась частичной победой бастующих, требовавших повышения зарплаты и сокращения рабочего дня. 23 октября в городе началась всеобщая политическая забастовка, прошли демонстрации, в которых приняло участие до/100/ 40 тыс. человек. А в ноябре 1905 года львовские рабочие приняли участие во всеавстрийской политической забастовке, вновь начались массовые митинги и демонстрации. Рабочих поддержали студенты, батраки и бедные крестьяне пригородных сел. Командующий Львовским армейским округом отдал приказ о приведении в боевую готовность всех родов войск. В Цитадели и на Высоком Замке расположилась артиллерия, под охрану войск были взяты все объекты города Львова{З історії західноукраїнських земель, вип. 5, с. 124—126.}.

Революционный подъем в городе продолжался и в следующем году. 2 февраля 1906 года на горе Высокий Замок прошло собрание представителей крестьян Галиции, на котором присутствовали несколько тысяч человек. Во Львове произошел ряд забастовок, собраний, демонстраций трудящихся, что свидетельствовало о высоком накале социального и национального движения{Компанієць І. I. Становище і боротьба трудящих мас Галичини, Буковини та Закарпаття на початку XX ст., с. 142—183.}.

Во время выступлений рабочих Львова в годы первой русской революции особенно ярко проявилась предательская сущность местной оппортунистической социал-демократии. Угождая буржуазии, социал-демократические лидеры сеяли рознь между украинскими и польскими рабочими, всячески пытались отвлечь рабочих от активных выступлений, удержать их в рамках существовавшей буржуазной законности и правопорядка. Украинские и польские буржуазно-националистические партии стали усиленно проповедовать общность интересов пролетариата и буржуазии, отвлекать рабочих от антиправительственных выступлений, разжигать национальную вражду среди трудящихся.

Борьба львовского пролетариата продолжалась. В начале XX в. в городе ежегодно происходило до 10, а в отдельные годы и более 20 забастовок. Каждый год митингами и демонстрациями отмечали рабочие день 1 Мая. В годы перед первой мировой войной революционная борьба львовских рабочих стала нарастать с новой силой. В начале 1914 года во многих городах Галиции, в т. ч. и во Львове, произошли революционные выступления пролетариата. Большое значение для освободительного движения на западноукраинских землях в то время имело пребывание в В. И. Ленина, постоянно интересовавшегося общественно-политической жизнью этого края. В 1914 году одна из львовских газет передала содержание сделанного В. И. Лениным в Лейпциге доклада по национальному вопросу, в котором много внимания было уделено украинскому народу.

В 60-х гг. XIX в. австрийское правительство предоставило Галиции внутреннюю автономию, однако это привело к укреплению в органах местного управления влияния польско-шляхетских шовинистических элементов, которые совместно с немецко-австрийским чиновничьим аппаратом еще больше усилили угнетение украинского населения. Во Львовском университете в то время преподавание велось на польском языке, а украинский язык был лишь одним из предметов. В 1894 году австрийское правительство не допустило И. Франко к преподаванию в университете.

Реакционное руководство университета всячески подавляло прогрессивное движение среди преподавателей и студентов. Передовая часть украинской молодежи и интеллигенции развернула борьбу за создание украинского университета, которая с каждым годом нарастала. Во время одного из студенческих выступлений 1 июля 1910 года был убит студент социал-демократ Адам Коцко.

Дискриминация украинского населения имела место и в области народного образования. Лишь в 1864 году во Львове была открыта государственная средняя общеобразовательная школа (гимназия) с украинским языком обучения. Впоследствии возникло несколько начальных, притом частных, украинских школ, преимущественно для детей зажиточной части населения. Накануне первой мировой войны только в 5 из более 90 школ преподавание велось на украинском языке — в государственной и частной гимназиях, в государственной и двух частных народных школах. Из 12 профессиональных средних школ ни в одной дети не обучались на украинском языке.

Во второй половине XIX в. произошли заметные изменения в жилищно-коммунальном хозяйстве города. В 1852—1853 гг. в аптеке П. Миколяша (ныне аптека № 24) магистр фармации Иван Зех впервые выделил из добываемой в Бориславе нефти керосин, и в марте 1853 года в помещении этой аптеки засветилась первая в мире керосиновая лампа. Постепенно керосин стал основным средством освещения жилых домов и учреждений{Коваль Ю. А. Аптека-музей во Львове, с. 42.}. В 1858 году во Львове было введено газовое освещение (искусственным газом), в 80-х гг. сооружена канализационная сеть, вымощены улицы. В 1892 году к городу проведен водопровод из Воли-Добростанской (30 км). В 1879 году пущена конка, а в 1894 году — электрический трамвай. В 1900 году дала первый ток городская электростанция. Однако/101/ все эти работы проводились преимущественно в центральной части города, а рабочие окраины, как и прежде, оставались неблагоустроенными.

На низком уровне находилось медицинское обслуживание трудящихся. Даже в 1910 году в городе, имевшем 206 тыс. чел. населения, насчитывался 331 врач (без зубных), включая 50 доцентов и профессоров медицинского факультета университета{Wiadomości statystyczne о mieście Lwowie 1910 1 1911. Lwów. 1914, с. 80.}. Таким образом, один врач приходился на 626 человек населения. Однако за этим средним показателем скрывался резкий контраст в медицинском обслуживании пролетариат и богатой верхушки населения — торговцев, собственников, рантье, высокопоставленных чиновников. Плата за врачебную помощь была очень высокой и трудящиеся слои населения пользовались ею в очень ограниченных размерах. В результате — высокой была смертность. В начале XX в. из 1000 человек населения города умирало ежегодно 23—25 человек, причем каждый четвертый умирал от туберкулеза{Там же, с. 26, 30.}.

Революция 1848 года вызвала оживление в культурной жизни на западноукраинских землях. Уже в октябре 1848 года во Львове состоялся первый «собор руських вчених», сыгравший важную роль в развитии культуры.

Наиболее ярким проявлением развития общественной мысли и литературного процесса во второй половине XIX — начале XX вв. были львовская украинская журналистика и литературно-научные издания. Они отражали борьбу двух направлений — прогрессивного и реакционного, являлись трибуной идейной пропаганды, проводимой представителями различных социальных слоев.

Первым львовским украинским изданием стал еженедельник «Зоря Галицька», начавший выходить весной 1848 года. В 50-х гг. во Львове выходило более 20 периодических изданий{Нариси історії Львова, с. 176.}.

Часть интеллигенции в 50—60 гг. стояла на москвофильских позициях и группировалась вокруг проникнутого религиозным духом Ставропигийского института и организованного в то время консервативно-москвофильского Народного дома, а также «Галицко-руськой матицы», в деятельности которой в начале 60-х годов начали преобладать «москвофильские» тенденции (отрицание существования украинского народа, употребление в изданиях вместо украинского языка т. н. язычия и т. п.).

В 60-х гг. среди интеллигенции оформилось украинофильское течение народовцев, выражавшее интересы либеральной части буржуазии. Его ряды пополнялись за счет членов гимназических «громад». Первым органом, вокруг которого группировались народовцы, был журнал «Вечорниці» (1862—1863 гг.), издававшийся под редакцией Ф. Заревича и В. Шашкевича (сына поэта-демократа М. Шашкевича). В журнале печатались произведения Ю. Федьковича, Марко Вовчок. Здесь впервые на западноукраинских землях были напечатаны поэзии Т. Шевченко «Сон», «Неофіти», «Кавказ», «I мертвим, і живим» и другие.

Характерной чертой культурной жизни Львова 60-х гг. была организация культурно-просветительных обществ. В 1861 году возникло общество «Руська бесіда», помещавшееся в Народном доме. Вскоре под этим названием возникло самостоятельное общество. В 1868 году основано первое украинское просветительное общество «Просвіта», издававшее различные популярные книги для народа, школьные учебники, печатавшее периодические издания. Хотя общество и сыграло заметную роль в развитии украинской культуры на западноукраинских землях, многим аспектам его деятельности были присущи черты национальной ограниченности, на что указывал И. Франко в своей работе «Критичні письма о галицькій інтелігенції». В 1873 году во Львове создано литературное общество имени Шевченко, преобразованное в 1892 году в научное. В противовес народовской «Просвіті» москвофилы организовали в 1874 году в Коломые Общество имени Качковского, руководство которого с 1876 года находилось во Львове.

Во второй половине 70-х гг. в составе студенческих обществ москвофильского («Академический кружок») и народовского («Дружній лихвар») направлений консолидировались группы студентов крестьянского происхождения, сами испытавшие лишения и нищету, начали интересоваться прогрессивными социальными идеями. В политическом движении и литературе появилась новая сила — передовая студенческая молодежь во главе с И. Франко. Передовые студенты несли прогрессивные идеи в массы.

Выдающуюся роль в пропаганде передовых идей сыграли первые украинские революционно-демократические журналы «Друг» (1874—1877 гг.), «Громадський друг» — «Дзвін» — «Молот» (1878—1879), «Світ» (1881—1882 гг.) и серийное издание «Дрібна бібліотека» (1879—1880 гг.). Появление франковской группы и этих изданий было знаменательным событием в истории/102/

Львова, открывшим новую страницу в его культурной жизни. Именно благодаря деятельности И. Франко Львов стал крупным очагом литературно-издательской деятельности на Украине.

На протяжении более чем 40-летней деятельности И. Франко и его единомышленники подвергались преследованиям, а издаваемые ими журналы конфисковывались полицией. Но это не остановило революционеров. В основанных И. Франко и его группой в 1880 году народовских органах — газете «Діло» и журнале «Зоря» публиковались многочисленные материалы о тяжелых условиях жизни трудящихся. И. Франко писал много литературно-критических статей, издал повести «Борислав сміється», «Захар Беркут», «Петрії і Довбущуки», сборник поэзии «З вершин і низин». В переводе И. Франко вышли «Мертвые души» Н. Гоголя, «Фауст» Гете и другие известные произведения.

И. Франко организовал серийные издания «Наукової бібліотеки» (1889—1892 гг.). Основанная в 1890 году И. Франко, М. Павликом, С. Даниловичем, В. Охримовичем и другими деятелями культуры Русско-украинская радикальная партия издавала в 1890—1895 гг. журнал «Народ», в 1891—1894 гг.— газету «Хлібороб», в 1895 году — газету «Радикал», в 1896 году — газету «Громадський голос». При «Хліборобі» издавалась «Хлопська бібліотека».

В 1894—1897 гг. И. Франко издавал радикально-демократический журнал «Жите і слово», в котором публиковались статьи по вопросам истории, литературы, политики.

Со второй половины 90-х гг. развернулась деятельность Научного общества имени Шевченко, приступившего в 1892 г. к изданию «Записок». По своему составу общество не было однородным, в нем наметилось два направления — демократическое во главе с И. Франко и В. Гнатюком (впоследствии академик АН УССР) и буржуазно-националистическое, идеологом которого был М. Грушевский. Работы Грушевского неоднократно подвергались острой критике И. Франко («Причинки до історії України—Русі», ч. 1, Львів, 1912) и прогрессивного писателя О. Маковея («Як Шевченко шукав роботи»). Кроме 124 томов «Записок», в 1895—1916 гг. было издано 30 томов «Етнографічного збірника», ряд томов «Пам"ятків української мови і літератури»{Нариси історії Львова, с. 192.}. и другие работы.

В конце XIX — начале XX вв. развернули научную деятельность такие известные ученые, впоследствии академики АН УССР, как Ф. Колесса, В. Щурат, М. Возняк, И. Крипякевич. Многое сделал для развития украинской науки также ученый-этнограф В. Шухевич.

Благодаря И. Франко и В. Гнатюку подлинно демократическим журналом, объединившим вокруг себя прогрессивные литературные силы на Украине на рубеже XIX—XX вв., стал вслед за изданиями «Житє і слово» і «Зоря» журнал «Літературно-науковий вісник».

Ценным вкладом в историю украинской литературы и науки были издания общества «Українсько-руської видавничої спілки». Основанное в 1896 году, оно под фактическим руководством В. Гнатюка и И. Франко активно действовало по 1907 год, издав более 250 книг художественной и научной литературы. Выпуски «Видавничної спілки» и «Літературно-наукового вісника» периода 1898—1906 гг. были заметным явлением в литературной жизни города.

Во Львове печатались произведения Т. Шевченко, Г. Квитки-Основьяненко, И. Котляревского, Марко Вовчок, П. Мирного, И. Нечуя-Левицкого, Леси Украинки, М. Коцюбинского, С. Руданского и других писателей. Леся Украинка и М. Коцюбинский приезжали во Львов. Со Львовом связана деятельность таких западноукраинских писателей, как Ю. Федькович, В. Стефаник, Л. Мартович, О. Маковей, О. Кобылянская, М. Черемшина, С. Ковалив, Т. Бордуляк, А. Чайковский, Ю. Опильский, М. Яцкив, Д. Лукиянович, П. Карманский и другие.

В 1848—1852 гг. во Львове действовал украинский любительский драматический театр. Возникновение профессионального украинского театра относится к 1864 году, когда была поставлена инсценированная повесть Г. Квитки-Основьяненко «Маруся»{Там же, с. 198.}. Репертуар театра составляли пьесы И. Котляревского, Г. Квитки-Основьяненко, М. Старицкого, М. Кропивницкого, И. Тобилевича, И. Франко и др. 16 ноября 1893 года во Львове/103/ впервые поставлено одно из наиболее выдающихся произведений украинской классики — «Украдене щастя» И. Франко. В театре тогда работали Теофилия и Емельян Бачинские, И. Гриневецкий, В. Юрчак, Иосиф и София Стадники. Выступали также М. Кропивницкий, Н. Садовский, М. Заньковецкая. Этот театр, просуществовавший 60 лет (по 1924 г.), никогда не имел постоянного помещения, что чрезвычайно усложняло его работу.

С развитием театрального искусства было тесно связано и развитие музыки. В 1891 году во Львове создано хоровое общество «Боян», а в 1903 г. на его базе — «Союз співацьких і музичних товариств» и Высший музыкальный институт, ставший первой украинской консерваторией (до этого во Львове существовала только польская консерватория). В 1907 году «Союз» переименован в музыкальное общество имени Н. В. Лысенко. Имя великого композитора было присвоено и Высшему музыкальному институту. Приобрели известность композиторы Е. Нижанковский, Д. Сичинский, С. Людкевич и многие другие. В культурной жизни города принимали участие такие выдающиеся украинские оперные певцы, как А. Мишуга, М. Менцинский и С. Крушельницкая.

В 1898 г. во Львове создано «Товариство розвою руської штуки», объединявшее художников, а в 1905 году «Товариство прихильників української літератури, науки і мистецтва». Развивалось музейное дело. Во второй половине XIX — начале XX вв. во Львове работали украинские художники И. Труш, Г. Кузневич, М. Паращук, А. Попель, И. Севера, А. Манастырский, И. Курилас.

Развивалась во Львове и польская культура. Здесь в разное время жили и творили польские прогрессивные литераторы С. Гощинский, Б. Червинский, М. Конопницкая, Э. Ожешко, А. Аспык, Г. Запольская, Я. Каспрович, художники А. Гротгер, Ю. Коссак и другие, внесшие значительный вклад в развитие польской культуры и укрепление дружбы с другими народами. В 70-х гг. XIX в. во Львове было основано польское демократическое издательство «Библиотека», напечатавшее в переводах отдельные произведения Т. Шевченко, И. Франко. Украинские материалы печатались и в журналах «Pamiętnik Literacki», который с 1902 года издавало литературное общество им. А. Мицкевича, «Przyjaciel Ludu» и другие. Во Львове действовал польский профессиональный театр.

Начало первой мировой войны во Львове, как и во всем крае, было отмечено массовыми репрессиями против прогрессивных сил. В первый месяц войны австрийские власти арестовали в городе несколько тысяч человек. На протяжении одного дня 20 августа 1914 года было арестовано 1200 человек{Питання історії СРСР, вип. 6. Львів, 1957, с. 76.}. Только занятие Львова русскими войсками в конце августа 1914 года прекратило разгул террора. Украинское население доброжелательно относилось к солдатам русской армии, в лице которых видело своих братьев — русских и украинцев. Среди солдат русской армии было

много агитаторов-большевиков, несших в массы слово ленинской правды. Сближение местного населения с русскими солдатами происходило вопреки политике царизма, который, как указывал В. И. Ленин, вел империалистическую войну. Царские власти, жестоко угнетая трудящихся, всячески защищали интересы господствующих классов.

После отступления русских войск из Галиции летом 1915 года австро-венгерская военщина вновь установила здесь режим террора и насилия. Но он не остановил роста революционного движения. 27 октября 1916 года перед городской ратушей на митинг собралось несколько тысяч человек, в основном женщины и дети. После его окончания они прошли по улицам города, провозглашая лозунги «Долой войну», «Отдайте нам наших отцов и мужей!». Местным властям удалось разогнать демонстрацию лишь с помощью вызванных войск{Осечинський В. К. Галичина під гнітом Австро-Угорщини в епоху імперіалізму, с. 156, 157.}.

Антивоенное движение во Львове особенно усилилось после Февральской революции 1917 года в России. Австро-венгерское правительство в тот период прибегало к тактике мелких уступок и заигрывания с местной буржуазией. Но в сознании народа сложилось твердое убеждение, что только развитие революционных событий в России принесет украинскому народу освобождение.

Великая Октябрьская социалистическая революция, как главное событие XX в., открыла новую эру в истории человечества — эру краха капитализма и победы социализма. Она осуществила коренной перелом не только в судьбах пародов России, но и во всем международном революционном движении. Решающее влияние оказала она и на революционное движение в Западной Украине. Победа Октябрьской революции подняла борьбу трудящихся Западной Украины на новую, высшую ступень. Теперь эта борьба имела уже ясную и величественную цель — установление Советской власти, воссоединение с Советской Украиной. Уже в ноябре 1917 г. во Львове прокатилась волна стихийных демонстраций трудящихся под лозунгами «Долой войну!», «Да здравствует русская революция!»{Галушко Є. М. Нариси історії ідеологічної та організаційної діяльності КПЗУ в 1919—1928 рр., с. 8.}.

Революционная борьба приобретала все более острые формы. Львовские рабочие приняли активное участие в январской стачке 1918 года в поддержку завоеваний Октября, охватившей основные промышленные центры Австро-Венгрии. Полиция провела массовые аресты среди бастующих. Весной 1918 года во Львове состоялось несколько собраний рабочих, а 7—8 июня прошли крупные демонстрации трудящихся, против которых были брошены силы полиции. Они многих рабочих арестовали{Осечинський В. К. Галичина під гнітом Австро-Угорщини в епоху імперіалізму, с. 163—167.}.

В результате национально-освободительного движения угнетенных народов Австро-Венгерская монархия осенью 1918 года распалась.

Захватив власть в Галиции, украинская буржуазия провозгласила марионеточную Западноукраинскую народную республику (ЗУНР). Но на власть в Галиции претендовала и польская буржуазия. Поэтому уже 1 ноября начались бои за Львов, длившиеся три недели. В ходе военных действий уничтожались жилые дома, культурно-бытовые учреждения, гибли десятки и сотни беззащитных людей. 21 ноября 1918 года польские легионеры, получив подкрепление, полностью оккупировали Львов. С этого дня до 22 сентября 1939 года город находился под гнетом буржуазно-помещичьей Польши. Трудящиеся Львова поднялись на активную борьбу. Уже в декабре 1918 года во Львове состоялась большая демонстрация женщин, носившая ярко выраженный антиправительственный характер.

Великая Октябрьская социалистическая революция усилила и ускорила процесс консолидации революционных сил на западно-украинских землях и выделение их в самостоятельные группы и организации. Левые элементы социал-демократии становились на путь революционной борьбы. Из Советской России возвращались бывшие военнопленные, свидетели, а многие из них — и активные участники революционной борьбы. Часто они становились организаторами революционных групп и кружков, к которым присоединялись левые группы местной социал-демократии. На основе этих революционных групп в различных районах Восточной Галиции, в т. ч. и во Львове, возникли коммунистические кружки и группы, представители которых в феврале 1919 года приняли участие в нелегальной конференции, провозгласившей создание Коммунистической партии Восточной Галиции{Галушко Є. М. Нариси iсторії ідеологічної та організаційної діяльності КПЗУ в 1919—1928 рр., с. 19—22.}. В 1919—1920 гг. широкий размах приобрела агитационно-пропагандистская и организационная работа коммунистов. 30 октября 1921 года в здании на территории собора св. Юра собралась первая конференция КПВГ. Полиции удалось выследить место работы конференции и арестовать ее участников. Суд над делегатами конференции, проходивший во Львове с 22 ноября 1922 по 11 января 1923 г., был первым крупным процессом над коммунистами Западной Украины{Proces komunistów we Lwowie. p class="MsoNormal" style="text-align: justify;"Warszawa, 1958, с. 3—7.}. Подсудимые использовали трибуну суда для разоблачения буржуазно-помещичьего режима. Сам факт созыва конференции имел важное значение для дальнейшего развития коммунистического движения в Западной Украине.

Коммунисты возглавили революционную борьбу трудящихся против жестокого оккупационного режима пилсудчиков. В середине марта 1919 года в городе состоялся массовый митинг, на котором была принята резолюция о необходимости создания Советов во всей Галиции. Вскоре во Львове был организован Совет рабочих депутатов, объявивший всеобщую стачку. Под влиянием коммунистической пропаганды 23 сентября 1919 года началась крупная стачка рабочих керамических предприятий. 13 февраля 1920 года забастовали пекари и зубные техники{Нариси історії Львова, с. 217—219.}. В марте начали забастовку львовские трамвайщики.

Революционная борьба рабочих против оккупантов еще более усилилась после вторжения войск буржуазно-помещичьей Польши 25 апреля 1920 года на территорию Советской Украины. Регулярным частям Красной Армии оказывали помощь украинские и польские трудящиеся, боровшиеся в тылу против польских захватчиков с первых дней оккупации. И в самом Льво-/105/ве все чаще возникали стачки, демонстрации и митинги рабочих. 13 мая 1920 года забастовали рабочие-строители, которых поддержали сапожники и рабочие других коммунально-бытовых предприятий. 18 июня начали стачку портные, а 25 июля произошло столкновение рабочих с жандармами. В ходе революционной борьбы против оккупантов ковалось интернациональное единство трудящихся поляков, украинцев, евреев. Усилилось партизанское движение, особенно в период поражения польских войск и контрнаступления Красной Армии. Трудящиеся пригородных районов Львова с восторгом приветствовали Красную Армию и оказывали ей всяческую помощь{История Польши, т. 3. М., 1958, с. 129—131.}.

Тяжелое экономическое положение Советской страны в период польско-советской войны не позволило продолжить успешное наступление Красной Армии. По Рижскому мирному договору Польше при поддержке империалистов Антанты удалось добиться закрепления оккупации Западной Украины{Там же, с. 156.}.

Оккупация Западной Украины буржуазно-помещичьей Польшей затормозила естественный процесс воссоединения украинских земель, задержала общественное развитие в этом крае на много лет. Население Львова, как и всей Западной Украины, было обречено на тяжелые испытания, которые несла с собой капиталистическая система государства-оккупанта, внешняя и внутренняя политика его правителей.

Слаборазвитая экономика Западной Украины в период всеобщего кризиса переживала застой, а во многих случаях — упадок. Отсталость края, естественно, отрицательно сказалась и на экономике Львова. Население города в 1921 году составляло 219 тыс., а в 1931—312 (с пригородами 316) тыс. человек. В последующие годы оно возросло ненамного, составив в 1938 году всего лишь 318 тыс. человек{Mały rocznik statystyczny. 1938. Warszawa, 1938, с. 41.}.

Самодеятельного населения во Львове (1931 г.) насчитывалось 156 тыс. человек, из них 19,7 проц. занималось торговлей. Почти столько же (18,1 проц.) работало в государственных и частных учреждениях, около 15 проц. населения составляли мелкие собственники. В промышленности трудилось 18 проц. взрослого населения, причем более 3/4 из них было занято в ремесленном производстве. На предприятиях, имевших более 10 рабочих и применявших механизмы, работало 6410 человек{Куц А. С. Львів. Економічно-географічний нарис. Львів, 1956, с. 25, 26.}.

Относительное развитие получила пищевая промышленность, перерабатывавшая местные сельскохозяйственные продукты.

В металлообрабатывающей промышленности в 1935 году трудилось лишь 13,2 проц. всех промышленных рабочих. Предприятия этой отрасли были такими же карликовыми, как и в других отраслях промышленности. Они изготовляли запасные части для машин и различные несложные металлические (главным образом бытовые) изделия.

Видное место в производстве Львова занимала полиграфическая промышленность, но и ее предприятия, за исключением нескольких, были мелкими.

В 1938 году на предприятиях с числом рабочих свыше 20 было занято около 10 тыс. человек — лишь на 2 тыс. больше, чем в 1910 году. Количество предприятий, имевших более 100 рабочих, в 1938 году, как и в 1910, не превышало 25. Наиболее крупными из них являлись железнодорожные мастерские (1,5 тыс. человек), две конфетные фабрики (300 и 420 человек), консервный завод, мебельная фабрика, типография «Атлас», фабрика папиросных гильз, два стекольных предприятия и некоторые другие, имевшие по 200—300 рабочих{Становище трудящих Львова. Документи і матеріали. Львів, 1961, с. 385—399.}.

Очень тяжелым оставалось положение трудящихся, им платили в полтора-два раза меньше, чем в городах центральной Польши. В 1928 году реальная зарплата львовских рабочих была ниже уровня 1913 года, а в годы кризиса и депрессии вновь резко снизилась и уже не достигала даже уровня 1928 года{З історії західноукраїнських земель, вип. 5, с. 95—103.}. С 1929 по 1939 год заработная плата упала на 14 проц., а цены на продукты питания возросли на 46 процентов{Куц А. С. Львів, с. 28.}.

Острой социальной проблемой в Западной Украине, в т. ч. и во Львове, являлась безработица, которую капиталисты использовали для усиления эксплуатации трудящихся масс. Так, в 1923 году во Львовском воеводстве насчитывалось 11 тыс. безработных. Значительная часть их приходилась на Львов. Намного сократилось количество занятых рабочих в период мирового экономического кризиса 1929—1933 гг. Занятость на средних и крупных предприятиях уменьшилась в годы кризиса вдвое. Более чем вдвое снизились реальные заработки (с учетом вынужденной безработицы). Характеризуя положение львовских безработных, центральный орган КПЗУ газета «Наша правда» писала в 1934 году: «Ситуация безработных во Львове до того катастрофическая, нищета и голод так велики, что даже буржуазная пресса в последнее время все чаще пишет об этом»{«Наша правда», 1934, № 1, с. 86.}.

Усилились политический террор и преследования прогрессивных элементов. Когда 29 сентября 1929 года коммунисты завоевали большинство на краевой конференции профсоюзов, состоявшейся во Львове, вожаки правосоциалистических партий вызвали полицию и вместе с ней учинили кровавую расправу над участниками конференции. Подобный случай произошел в ноябре того же года и на украинском конгрессе профсоюзов Западной Украины, когда 250 делегатов конгресса поддержали коммунистов и осудили раскольническую деятельность националистических верховодов Украинской социал-демократической партии{Нариси історії Львова, с. 250—252.}.

Мало изменилось положение рабочих и в годы депрессии, наступившей после кризиса. Так, в 1937 году количество безработных во Львове составляло 37 тыс. человек. Нелегко жилось и работавшим. Многие из них были заняты неполную неделю. В 1933 году число частично безработных во Львове составляло 36 проц. от общего числа работавших.

Одновременно с этим всячески стремилась укрепить свои позиции и украинская буржуазия, основывая новые и расширяя старые кооперативные объединения, банки, страховые компании, организации украинцев-домовладельцев, купцов и т. п. За счет усиленной эксплуатации трудящихся продолжали расти капиталы таких акционерных обществ, как «Центросоюз», «Маслосоюз», «Ревізійний союз українських кооперативів». Большая роль в украинских буржуазно-националистических организациях принадлежала одному из их идейных вдохновителей, униатскому митрополиту А. Шептицкому.

Тяжелыми были и условия труда. Рабочий день, несмотря на законодательное ограничение его 8 часами, фактически продолжался 12 и более часов, а власти практически не препятствовали этим нарушениям. Производственная санитария отсутствовала, высоким был производственный травматизм, росло число несчастных случаев.

Жестокая эксплуатация на предприятиях усугублялась чрезвычайно плохими Жилищными условиями. Тысячи рабочих жили в квартирах без коммунальных удобств, заселяли подвалы и другие малопригодные для жилья помещения. Как показывает сравнение результатов переписей 1910 и 1931 гг., удельный вес однокомнатных квартир в городе повысился с 27 до 32 проц., а проживавших в них — от 20,1 до 26,5 проц. населения. Одинокие рабочие нередко ютились в производственных помещениях. Так, многие рабочие городских кирпичных заводов, как свидетельствовала промышленная инспекция, «вынуждены были спать ночью без различия пола в производственных помещениях, несмотря на наличие там влаги и глины, без коек».

Поход реакции против демократии, наступление на жизненный уровень трудящихся вызвали решительный отпор со стороны рабочего класса. Революционно-освободительное движение в Западной Украине достигло нового подъема осенью 1923 года. В начале ноября в Польше была объявлена всеобщая политическая забастовка. В городах происходили столкновения бастовавших рабочих с полицией и войсками. В Кракове вспыхнуло вооруженное восстание. Во Львове 6—7 ноября произошли столкновения рабочих с полицией и войсками на улицах Зеленой, Краковской и др.{З історії революційного руху у Львові. Документи і матеріали. Львів, 1957, с. 192—205.}. Эти выступления свидетельствовали о классовой солидарности украинских и польских трудящихся в борьбе против капитала. В 1924—1928 гг. во Львове ежегодно вспыхивало до 30 забастовок{Там же, с. 115—120.}. Массовыми выступлениями трудящихся города руководила Львовская организация КПЗУ.

В условиях профашистской диктатуры, установленной в Польше в 1926 году, и колониального режима на западноукраинских землях забастовки львовских рабочих сочетались с политической борьбой против реакционного режима «санации», с выступлениями против его антисоветской политики. Львов являлся центром революционно-освободительной борьбы на западноукраинских землях. Передовой силой в этой борьбе/107/ выступал рабочий класс города под руководством коммунистических организаций.

ЦК КПЗУ и ЦК комсомола Западной Украины руководили легальными крестьянскими организациями. В 1926 году по инициативе КПЗУ была создана массовая революционная крестьянская организация «Сельроб» (сокращенное название Украинского крестьянско-рабочего социалистического объединения). Видными ее деятелями были К. Вальницкий, М. Голинатый, И. Довганик, М. Заяц, Ф. Кульчицкий, С. Макивка, А. Остафийчук, К. Пелехатый, М. Путько, А. Сенюк и другие{Торжество історичної справедливості, с. 459.}.

Массовыми арестами, террором, судебными процессами власти стремились подавить революционное движение во Львове. В 1925 году здесь был расстрелян член КПЗУ Н. Ботвин{З історії революційного руху у Львові, с. 240, 241.}, в 1933 г. во львовской тюрьме замучен комсомолец И. Михальчук{Там же, с. 475, 488.}. В ноябре 1928 года банды фашистских хулиганов при поддержке полиции организовали погром украинских учреждений, продолжавшийся несколько дней. Одновременно полиция провела массовые аресты коммунистов. Жестокое обращение тюремной администрации вызвало протесты и голодовку политзаключенных-коммунистов. Только массовые демонстрации львовских рабочих вынудили тюремную администрацию прекратить физическое и моральное издевательство над арестованными.

Летом 1930 года фашистским судом были приговорены к смертной казни три коммуниста за распространение листовок. Массовыми арестами львовских коммунистов в 1930 году завершалась так называемая «пацификация» на Западной Украине.

В 1932 году буржуазно-помещичье правительство закрыло во Львове легальные коммунистические газеты и журналы «Сель-Роб», «Сяйво», «Наша земля», «Вікна». Одновременно усилились антисоветские провокации, а также террористические действия украинских националистических организаций против революционного движения во Львове. Но при каждом удобном случае — на собраниях, митингах, во время демонстраций и стачек львовские рабочие давали решительный отпор польским фашистам и их сообщникам — украинским буржуазным националистам.

Летом 1932 года во Львове была созвана конференция украинских и польских прогрессивных писателей, деятелей культуры и искусства, которая поддержала призыв Максима Горького, Анри Барбюса и Ромена Роллана, выступивших против угрозы новой империалистической войны. Конференция призывала трудящихся всеми силами бороться против угрозы нападения на СССР, а в принятом обращении говорилось: «Мы обращаемся к рабочим, крестьянам и трудовой интеллигенции Западной Украины с призывом — не допустить нападения на Советский Союз!»{Герасименко М., Дудикевич Б. Боротьба трудящих Західної України за возз"єднання з Радянською Україною. К., 1960, с. 135.}.

Летом 1935 года польским сеймом была одобрена новая конституция, лишавшая трудящихся их политических прав. Террор против национально-освободительного движения трудящихся Западной Украины начал проявляться в наиболее диких формах.

Однако, несмотря на это, борьба львовских рабочих стала еще более упорной и целеустремленной, состоялось много массовых «походов» голодающих, в которых приняли участие безработные городов Западной Украины. В процессе борьбы коммунисты сумели добиться единства действий различных рабочих организаций не только в экономических вопросах, но и в массовых политических кампаниях, направленных против фашистской диктатуры.

Призыв коммунистов активно бойкотировать выборы в фашистский сейм осенью 1935 года нашел поддержку многих антифашистских организаций и широких масс трудящихся. В сентябре 1935 года во Львове во время выборов в сейм, даже по официальным данным, голосовало лишь 25 проц. избирателей{«Наша правда», 1935, № 4, с. 19, 20.}. Осенью 1935 года по инициативе КПЗУ здесь развернулась широкая кампания за освобождение политзаключенных. Участие в борьбе за освобождение узников фашизма приняли активные деятели революционного движения писатели Я. Галан, К. Пелехатый, Г. Гурская и многие другие.

Большим достижением львовских коммунистов явилась организация совместных выступлений работавших и безработных. Полиции все тяжелее было расправляться с массовыми рабочими выступлениями. Тогда изолированное от народа фашистское правительство решило расправиться с антифашистским движением при помощи вооруженных сил, начав с расстрела краковских рабочих 23 марта 1936 года. Рабочие Львова ответили на это злодеяние массовыми демонстрациями протеста.

Самыми мощными в истории революционного движения в Западной Украине стали антифашистские выступления трудящихся Львова в апреле 1936 года. В них еще раз проявились непримиримые противоречия между трудящимися и режимом фашистской диктатуры.

14 апреля 1936 года во время демонстрации безработных от полицейских пуль погиб В. Козак. В знак про-/108/теста против этого злодеяния 16 апреля в городе началась всеобщая стачка, охватившая все предприятия. Около 100 тыс. трудящихся с красными знаменами и венками пришли на похороны В. Козака. Демонстрацию, в которой принимали участие рабочие-коммунисты, социалисты, беспартийные, возглавила городская организация КПЗУ. Вопреки запрещению властей, траурная процессия направилась через центр города. Полиция открыла огонь по демонстрантам, но рабочие, вооруженные только камнями и палками, смели полицейские заставы. Десятки рабочих погибли, сотни были ранены. Во время боев на улицах Львова третий раз в истории города появились баррикады. Воинские части оказались ненадежными, а полиция была не в силах подавить это выступление. Только получив подкрепления из других городов, она смогла овладеть положением. Несколько тысяч человек было арестовано. Но фашистский террор уже не мог подавить сопротивление объединенных сил рабочего класса. Через два дня после расстрела город вновь охватила всеобщая забастовка{«Правда», 22 апреля 1936 г.}.

Героическая борьба львовских рабочих вызвала новую волну массовых революционных выступлений в Западной Украине и всей Польше. Во многих городах и селах прошли демонстрации протеста против расстрела львовских рабочих, поддержанные трудящимися Советского Союза и многих капиталистических стран. О борьбе львовских рабочих в те дни писала советская, а также зарубежная коммунистическая печать. «События во Львове означают дальнейший рост политической борьбы рабочего класса в Польше,— отмечала газета «Правда» 19 апреля 1936 года.— Крик нужды, требования работы и хлеба прозвучали 14 и 16 апреля на улицах Львова. Польский фашизм стремился задушить этот крик, эти требования залпами». Реакционная печать вынуждена была признать факт существования Народного фронта. В ответ на лживую клевету буржуазной печати ЦК КПЗУ в своем заявлении подчеркнул, что «рабочие оборонялись и все успешнее будут обороняться... Они должны положить конец системе массовых убийств рабочих и крестьян, а члены Коммунистической партии будут в первых рядах борющихся рабочих и крестьян»{Львовский облгосархив, ф. 139, оп. 9, д. 1893, л. 2.}. Выступления трудящихся Львова в апреле 1936 года еще раз подтвердили стремление трудящихся Западной Украины к воссоединению с Советской Украиной, продемонстрировали торжество идей пролетарского интернационализма. Почти одновременные выступления рабочих Кракова и Львова стали ярким доказательством дружбы украинского и польского народов в борьбе против общего врага — клики «санации» и международной реакции.

После 1936 года, несмотря на жестокий террор, рабочие выступления во Львове и во всей Западной Украине продолжались. Безработные выступили с требованиями хлеба и работы. В 1938 году во Львове состоялась многотысячная первомайская демонстрация под лозунгом защиты Советского Союза. Группа фашистских молодчиков напала на демонстрантов, но получила решительный отпор.

В 1938 году Исполком Коминтерна принял решение о роспуске Коммунистической партии Польши и ее составной части — Коммунистической партии Западной Украины в связи с выдвинутым против нее обвинением в широком проникновении в партийные ряди вражеской агентуры. Как выяснилось впоследствии, роспуск КПП и КПЗУ был необоснованным{«Коммунист», 1963, № 10, с. 37.}.

Роспуск КПЗУ привел к ослаблению революционного движения во Львове. Этому в значительной степени способствовали массовые репрессии против коммунистов. Однако коммунисты, оставшиеся на свободе, продолжали вести борьбу. В апреле 1939 года состоялись массовые демонстрации безработных, имели место столкновения с полицией. Не прекращались забастовки рабочих, велась борьба против социального и национального угнетения, против фашизма и угрозы войны.

Героические выступления львовских рабочих против фашизма способствовали расширению народного фронта путем вовлечения в него прогрессивной интеллигенции. Коммунистам удалось разрушить искусственную стену изоляции между прогрессивной украинской и польской интеллигенцией, создаваемую во Львове реакцией на протяжении многих лет.

Большое значение для объединения прогрессивных сил имел антифашистский конгресс работников культуры, состоявшийся во Львове в мае 1936 года. Конгресс не случайно собрался в этом древнем украинском городе, трудящиеся которого вписали не одну славную страницу в историю борьбы против фашистского варварства. Идея созыва конгресса в защиту культуры возникла еще в конце 1935 года. Львовские апрельские события 1936 года создали благоприятные условия для ее осуществления. Выдающийся украинский писатель Я. Галан писал: «Назрела необходимость организации большой антифашистской демонстрации работников культуры, искусства и литературы, демонстрации, аналогичной Парижскому конгрессу в защиту истязаемой фашизмом культуры»{Галан Я. Твори, т. 1. К., 1953, с. 424.}.

Инициаторами созыва конгресса были коммунисты и беспартийные представители прогрессивной интеллигенции, видевшие осуществление своих идеалов и устремлений в победе рабочего класса. Организационный комитет конгресса, в состав которого вошли члены КПЗУ А. Гаврилюк, Я. Галан, М. Нашковский, И. Тышик, Е. Седлецкий, стал своеобразным штабом передовой прогрессивной интеллигенции не только Западной Украины, но и всей Польши. В работе конгресса приняли участие представители польской прогрессивной интеллигенции публицисты и писатели Г. Дембинский, В. Василевская, Л. Кручковский, В. Броневский и многие др., а также делегаты львовских профсоюзов, бывшие политзаключенные, которым в результате народной борьбы удалось вырваться из фашистских казематов{Герасименко М., Дудикевич Б. Боротьба трудящих Західної України за возз"єднання з Радянською Україною, с. 177.}.

Конгресс осудил подготовку империалистических государств к новому нападению на СССР, выразил свою полную солидарность с Народным фронтом и глубокое уважение и сочувствие рабочему классу Львова, Кракова и других городов, где была пролита героическая кровь его лучших сыновей{Антифашистский конгресс работников культуры во Львове в 1936 г. Документы и материалы. Львов, 1956, с. 27.}.

На очень низком уровне находилось медицинское обслуживание населения, которое из-за высокой платы за медицинскую помощь было доступно лишь высокооплачиваемым социальным группам. По далеко не полным данным официальной статистики, в период с 1929 по 1935 гг. во Львове на каждые 10 тыс. человек в среднем 3—4 человека болели брюшным тифом и трахомой, 3 — дизентерией, 18—20 — туберкулезом. Очень распространены были венерические болезни{Нариси історії Львова, с. 379.}.

Польские оккупанты установили на западно-украинских землях жестокий режим национального угнетения. Проводилась дискриминация украинских трудящихся при приеме на работу, преследовалась украинская культура, в государственных учреждениях не допускался украинский язык, ограничивался доступ украинцев в существовавшие в городе четыре вуза (университет, а также политехнический, ветеринарный, а с 1936 г. и внешней торговли). Была установлена процентная норма для приема в вузы студентов непольской национальности, т. н. нумерус кляузус. Среди студентов в 1936/37 учебном году украинцы составляли только 11,5 проц.{З історії Української РСР, вип. 6—7, с. 126.}, а среди преподавателей их почти совсем не было.

В связи с тем, что на западноукраинских землях не было украинского высшего учебного заведения, в 1920 году Научное общество им. Шевченко организовало во Львове легальные чтения для украинской молодежи. Но через несколько дней правительство закрыло их. Такая же судьба постигла и попытки чтения лекций на украинском языке при обществе им. Петра Могилы и при Ставропигийском институте.

Исчерпав все легальные способы борьбы за открытие украинского высшего учебного заведения, представители демократической украинской культуры в сентябре 1921 года создали во Львове тайный университет с юридическим, философским и медицинским факультетами. Ректором университета был избран литературовед, фольклорист и поэт В. Г. Щурат. Существовал университет на средства добровольных пожертвований. К чтению лекций привлекались почти все известные в то время украинские ученые, врачи-практики, адвокаты, учителя школ — всего более 40 человек. Из-за отсутствия постоянного помещения и с целью конспирации занятия проводились в разных местах, нередко в частных квартирах. В университете обучалось около 1500 студентов. Наряду с университетом был организован тайный украинский политехнический институт. Однако бесконечные запреты, аресты, обыски, конфискации, травля польской реакционной печати привели к тому, что в 1925 году университет и политехнический институт прекратили работу{Торжество iсторичної справедливості, с. 505.}.

Коммунистические партии Польши и Западной Украины поддерживали борьбу передовой интеллигенции и трудящихся за украинскую высшую школу во Львове, выступали за легализацию украинского тайного университета, указывая одновременно, что эта борьба не должна вестись изолированно от революционной борьбы западноукраинских трудящихся за свое социальное и национальное освобождение.

Во Львове действовала (с 1864 г.) только одна государственная гимназия с украинским языком преподавания и несколько частных средних украинских школ. Однако высокая плата за обучение ограничивала доступ в них детей трудящихся

В огне революционно-освободительной борьбы трудящихся Западной Украины формировались ряды талантливых писателей, поэтов, журналистов. Во Львове в 1929 году была создана революционная организация писателей Западной Украины «Горно». Имена львовских писателей, поэтов и журналистов А. Гаврилюка, Я. Галана, В. Бобинского, П. Козланюка, К. Пелехатого, С. Тудора, М. Сопилки, Я. Кондры и многих других навсегда вошли в историю украинской литературы. Во Львове работали известные польские революционные деятели культуры — писатели Г. Гурская и Б. Ясенский, режиссер П. Домбровский и другие.

Львов был центром издательской деятельности западноукраинских революционных писателей. Здесь выходили журналы «Нова культура» (1923—1924 гг.), «Культура» (1924—1931 гг.), «Вікна» (1927—1933 гг.), «Нові шляхи» (1929—1932 гг.), «Сяйво» (1929—1932 гг.), «Знання» (1935—1936 гг.), «Освіта» (1930 г.) и др. Большой популярностью среди общественности пользовались газеты «Воля народа» (1921—1927 гг.), «Світло» (1925—1928 гг.), «Сель-Роб» (1927—1932 гг.), «Сила» (1930—1932 гг.) и др. Издавались польские прогрессивные журналы, такие, как «Sygnaly» и другие{Трофимук С. М. Розвиток революційної літератури в Західній Україні. К., 1957, с. 25, 239.}. Кроме легальных газет, во Львове в разное время выходил ряд нелегальных коммунистических изданий, в т. ч. «Наша правда», «Комуністичний прапор», «До наступу», «Досвітні вогні», «Молодий пролетар», «Мoлодий Спартак», «Walka mas» (на польском языке) и другие.

На страницах легальной и нелегальной прессы, кроме материалов о жизни края, печатались сообщения о социалистическом строительстве в Советской Украине и Советском Союзе, о классовых боях в странах капитала, отрывки из произведений К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина. Многое делало в этом направлении издательство «Книжка», где работали деятели КПЗУ В. Огоновский, Л. Кухта и другие.

КПЗУ проводила большую воспитательную и организационную работу среди трудящихся через созданные во Львове творческие организации и общества, такие, как «Робітничий союз», «Робітничий театр», «Мелодія», «Муза».

В 20—30-гг. во Львове выходил, кроме прогрессивных, ряд реакционных украинских и польских буржуазно-националистических периодических изданий, в большом количестве печаталась националистическая литература. На культурном фронте происходила острая политическая борьба передовых сил с реакцией. Значительный вклад в развитие украинской прогрессивной науки и культуры вносили ученые М. Возняк Ф. Колесса, К. Студинский, композитор С. Людкевич, художники А. Новаковский, И. Труш, Е. Кульчицкая и другие.

Поставленный в тяжелое политическое и материальное положение, украинский театр развивался медленно. В 20-е годы среди нескольких частных трупп на первое место вышел театр им. Тобилевича, руководителем которого стал И. Стадник. В состав труппы входили И. Рубчак, С. Стадникова, Л. Кривицкая, Н. Бенцаль, Я. Геляс и др. В основе репертуара была классическая украинская, русская, польская и западноевропейская драматургия{Торжество історичної справедливості, с. 534—536.}.

Немало славных страниц вписали трудящиеся Львова в историю борьбы за Советскую власть и воссоединение западноукраинских земель с Советской Украиной. Революционная деятельность КПЗУ и ее выдающихся деятелей стала школой политического воспитания трудящихся, создала благоприятные условия для воссоединения Западной Украины с Советской Украиной и установления здесь Советской власти.

Новый период истории Львова начался в сентябре 1939 года. 1 сентября гитлеровская Германия напала на Польшу. Жестоко подавляя сопротивление польского народа, войска фашистской Германии стремительно продвигались к границам СССР. В этих условиях советский народ не мог остаться безразличным как к безопасности своего государства, так и к судьбе единокровных братьев — украинцев и белорусов , проживавших в Западной Украине и Западной Белоруссии.

Выполняя приказ Советского правительства, Красная Армия 17 сентября 1939 года перешла советско-польскую границу и вступила на извечные украинские и белорусские земли. 19 сентября 1939 года кавалерийские и танковые части достигли северо-восточной и южной окраин Львова, а 22 сентября к 15 часам советские войска полностью освободили город.

Трудящиеся старинного украинского города с радостью встретили своих освободителей. 23 сентября во Львове состоялась мощная демонстрация трудящихся в честь вступления в город частей Красной Армии. Уже в первые дни освобождения рабочие и передовая интеллигенция Львова проявили высокую политическую сознательность и организованность. На второй день после освобождения, 23 сентября, было создано Львовское Временное управление. В тот же день организована народная милиция, преобразованная 28 сентября в Рабочую гвардию{Радянський Львів 1939—1955. Документи і матеріали. Львів, 1956, с. 20, 24.}.

Под руководством Временного управления Рабочая гвардия, вместе с частями Красной Армии, взяла под охрану заводы, фабрики, учреждения, все народное достояние. Избранные на предприятиях города рабочие комитеты ввели рабочий контроль на фабриках и заводах, а на оставленных промышленниками предприятиях осуществляли непосредственное руководство производством. Повсеместно был введен 8-часовой рабочий день.

Значительную роль в сплочении вокруг органов народной власти трудящихся Львова, как и всей Западной Украины, сыграла газета «Вільна Україна». Она начала выходить 25 сентября 1939 года как орган политического управления Украинского фронта и Временного управления города.

Временное управление Львова приняло меры по возобновлению работы всех предприятий, железной дороги, электростанции, коммунальных служб, по налаживанию культурной жизни города.

Деятельность временных органов народной власти проходила в условиях острой классовой борьбы, в частности со спекулянтами, всячески срывавшими обеспечение города продовольствием, с саботажем промышленников и вражеских элементов.

Львовяне сыграли авангардную роль в установлении Советской власти на западноукраинских землях и воссоединении Западной Украины с Советской Украиной. 3 октября состоялся общегородской митинг трудящихся. На нем единодушно было высказано пожелание о созыве Народного Собрания Западной Украины, воссоединении западноукраинских земель с Советской Украиной с включением их в состав Советского Союза.

Выборы в Народное Собрание Западной Украины состоялись 22 октября 1939 года. Во Львове в голосовании приняло участие 95,98 проц. избирателей, а за выдвинутых народом кандидатов проголосовало 93,48 проц.{Там же, с. 55.}. Это свидетельствовало о высокой политической активности жителей города и их горячем стремлении к установлению Советской власти. Депутатами Народного Собрания от львовских трудящихся были избраны бывшие подпольщики-коммунисты, беспартийные рабочие, представители интеллигенции — верные сыны и дочери народа.

26 октября 1939 года во Львове в празднично украшенном помещении Большого театра (ныне театр оперы и балета им. Ивана Франко) начало свою работу Народное Собрание Западной Украины. Выполняя волю народа, оно приняло исторические декларации об установлении Советской власти на всей территории Западной Украины, о вхождении ее в состав Украинской ССР, о конфискации помещичьих земель, о национализации банков и крупной промышленности. В этих декларациях было законодательно закреплено сосредоточение всей полноты власти в руках трудящихся и установление новых основ экономической и политической жизни освобожденного народа.

Население Львова, как и все трудящиеся Западной Украины, с огромным энтузиазмом приветствовало декларации Народного Собрания, а также решения внеочередной 5-й сессии Верховного Совета СССР о включении Западной Украины в состав Союза ССР с воссоединением ее с Украинской ССР и внеочередной 3-й сессии Верховного Совета УССР о принятии Западной Украины в состав Украинской ССР.

На основании этих решений Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 декабря 1939 года Львов стал административно-политическим центром вновь образованной Львовской области. С 14 декабря во Львове начали действовать областной, городской и четыре районных Совета депутатов трудящихся. С их организацией функции Львовского временного областного и городского управления перешли к областному, городскому и районным исполнительным комитетам Советов депутатов трудящихся.

Начиная с ноября 1939 года во Львове, как и во всех западных областях УССР, начали создаваться местные партийные организации. Львовская городская партийная организация, в то время еще немногочисленная, мобилизовала трудящихся на борьбу за проведение коренных социалистических преобразований в общественно-политической и экономической жизни. Под руководством горкома партии районные и первичные партийные организации Львова усиливали свое влияние на всех участках общественной и хозяйственной жизни. Уже в апреле 1940 года партийная организация города объединяла 121 первичную организацию, насчитывавшую 2182 коммуниста{Черниш М. А. Обласна партійна організація в боротьбі за індустріалізацію м. Львова (1939—1955). Львів, 1969, с. 29.}.

За короткое время партийная организация добилась перехода от рабочего контроля к государственному управлению производством, проведения в жизнь решения Народного Собрания о национализации банков и крупной промышленности. Осуществлялись и другие важные для социалистического строительства мероприятия. К концу декабря 1939 года во Львове были национализированы 178 фабрик и заводов{Радянський Львів, с. 88; Черниш М. А. Обласна партійна організація в боротьбі за індустріалізацію м. Львова, с. 26.}. Процесс национализации крупных промышленных предприятий, банков, торговых заведений, жилых домов завершился в основном к середине 1940 года.

Национализированные предприятия включались в организационную структуру народного хозяйства СССР и УССР, переходили в ведение существовавших тогда наркоматов и ведомств. Ряд промышленных предприятий, преимущественно мелких, был передан в ведение промкооперации, областного и городского Совета депутатов трудящихся.

С установлением общественной социалистической собственности развернулась большая работа по восстановлению и реконструкции предприятий. На протяжении 1940—1941 гг. Советское правительство выделило для этого значительные средства. Ряд предприятий были укрупнены, реконструированы и расширены, созданы новые большие фабрики — трикотажная, обувная и швейная, на которых к весне 1941 года насчитывались по 500—800 рабочих. Началось строительство большого завода по выпуску точной аппаратуры. В целом промышленность города уже в 1940 году значительно превзошла уровень производства 1938 года, а в 1941 году превысила его более чем в полтора раза.

В феврале 1941 года введен в действие новый газопровод Дашава — Львов, который в четыре раза превысил по мощности действовавший до того времени и полностью обеспечил газом возросшие потребности города.

Улучшилось материальное положение рабочих. Было введено советское трудовое законодательство, системы оплаты труда, действовавшие на предприятиях Советского Союза. В результате зарплата рабочих значительно повысилась. Рабочие семьи переселялись из непригодных к жилью трущоб в благоустроенные квартиры. Еще в ноябре 1939 года городское Временное управление выделило рабочим комитетам заводов и фабрик для распределения среди рабочих свыше 1000 хороших квартир.

В начале 1940 года в городе полностью ликвидирована безработица. Были трудоустроены 42 тыс. зарегистрированных безработных, из них 25 тыс.— на местных предприятиях, остальные — в других областях Советского Союза{З історії Української РСР, вип. 6—7, с. 128—140.}.

Приняты решительные меры по улучшению условий труда на производстве, на предприятиях установлен 8-часовой рабочий день.

К концу 1940 года во Львове организовано более 120, а к июню 1941 года — свыше 160 артелей, объединивших почти всех кустарей города.

Возобновили работу или были созданы новые больницы и поликлиники, амбулатории, медпункты, в которых обслуживание трудящихся проводилось бесплатно. В феврале 1940 года в городе действовало 7 больниц на 1067 коек, 12 поликлиник для взрослых и 7 — для детей, 5 амбулаторий. В них работало 668 врачей. Введено социальное страхование рабочих и служащих за счет государства.

Огромные изменения произошли в области народного просвещения и культуры. Дети трудящихся получили возможность учиться на родном языке. 1 октября 1939 года начались занятия во всех школах города, где обучались 27 559 учеников. Постановлением правительства во Львове созданы 4 музыкальные семилетние школы и музыкальное училище. Широко открылись перед молодежью двери вузов, где были отме-/113/нены ограничения при поступлении и введено преподавание на украинском языке. Одновременно многое делалось для расширения высших учебных заведений. В октябре 1939 года на базе медицинского факультета университета создан медицинский институт, в январе 1940 года музыкальный институт имени Н. В. Лысенко преобразован в консерваторию, в апреле 1940 года открыты педагогический и учительский институты. Академия внешней торговли была реорганизована в институт советской торговли, а ветеринарная академия — в зооветеринарный институт.

В первом семестре 1940/41 учебного года во всех 8 вузах города (университете, политехническом, медицинском, ветеринарном, педагогическом, учительском и советской торговли институтах, консерватории) обучалось 9,9 тыс. студентов. Среди вновь принятых студентов дети рабочих и крестьян составляли 40—60 проц., тогда как до воссоединения их численность не превышала 20 проц. Более двух третей студентов получали стипендию. 1,8 тыс. человек обучалось заочно{З історії Української РСР, вип. 6—7, с. 128—140.}. Успешно развивалось среднее специальное образование. В городе были созданы 23 техникума и 2 рабфака.

Коммунистическая партия и Советское правительство уделяли большое внимание созданию условий для развертывания научно-исследовательской работы. По решению правительства в январе 1940 года во Львове созданы отделы литературы, языковедения, фольклора, истории Украины, археологии и экономики УССР соответствующих институтов Академии наук УССР. В учреждениях Академии наук во Львове в 1940 году насчитывалось 124 научных сотрудника.

Местная интеллигенция, в частности научные работники, впервые получили возможность свободно заниматься любимым делом, поставить науку на службу своему народу. На кафедры вузов и в научно-исследовательские институты пришли крупные украинские ученые М. С. Возняк, И. П. Крипякевич, В. И. Симович, И. С. Свенцицкий и многие др. За заслуги в развитии науки львовским ученым С. З. Гжицкому, И. П. Крипякевичу, М. И. Рудницкому, И. С. Свенцицкому и другим в 1940 году были присвоены ученые степени докторов наук и звания профессоров.

Кроме того, во львовские вузы были направлены специалисты из научных учреждений и высших учебных заведений Киева, Харькова, Одессы и других городов Украины.

Был создан литературно-мемориальный музей И. Франко, реорганизованы и значительно расширены музеи исторический, этнографический, украинского искусства и художественного промысла, объединены научные и многие частные библиотеки.

Широкий размах приобрело развитие театрального искусства. В частности, впервые на западноукраинских землях созданы стационарные театры — оперы и балета, три драматических, театр миниатюр, организованы хоровая капелла, филармония и др. В театрах начали работать лучшие артисты украинских трупп, странствовавших по Западной Украине в 20—30-х годах.

В сентябре 1940 года было создано Львовское отделение Союза советских писателей Украины в составе 58 членов. В отделении Союза советских архитекторов насчитывалось около 200 членов. Были также организованы областные отделения Союзов художников и композиторов{Радянський Львів, с. 124, 144, 154, 561.}.

На основе неуклонного подъема культуры и материального благосостояния народа бурно расцвело народное творчество. На предприятиях и в учреждениях города созданы сотни самодеятельных кружков — хоровых, музыкальных, театральных, ансамблей песни и пляски и другие.

Новый, советский образ жизни способствовал росту политической и трудовой активности тружеников города, их энергии и инициативы. Ярким свидетельством этого стало выполнение и перевыполнение производственных планов промышленностью, согласованная деятельность культурных учреждений и т. п. Трудящиеся города принимали активное участие в выборах депутатов в Верховный Совет СССР и Верховный Совет УССР (24 марта 1940 г.) и в местные Советы (15 декабря 1940 г.). В выборах во Львовский городской Совет депутатов трудящихся приняло участие 97,64 проц. избирателей. За кандидатов, выдвинутых народным блоком коммунистов и беспартийных, проголосовало 98, 6 проц. избирателей. О характере изменений, происшедших в жизни Львова, красноречиво свидетельствовал состав депутатов избранного городского Совета, среди которых насчитывалось 270 рабочих и 212 представителей интеллигенции, 274 украинца, 140 поляков и 73 представителя других национальностей{Історія Львова, с. 235, 236.}.

Подводя итоги жизни трудящихся города за первые 15 месяцев Советской власти, депутаты городского Совета на своей первой сессии отмечали, что город неузнаваемо изменил свое лицо, стал новым, социалистическим. Это вселяло в сердца трудящихся веру в будущее, вдохновляло их на самоотверженный труд, на борьбу за новые достижения в социалистическом строительстве.

22 июня 1941 г. мирный созидательный труд советских людей был прерван вероломным нападением гитлеровской Германии на Советский Союз. Львов — один из городов, который в числе первых испытал всю тяжесть войны. От взрыва фашистской бомбы 22 июня 1941 года погибли известные украинские писатели А. Гаврилюк и С. Тудор.

На предприятиях и в учреждениях Львова в первые же дни войны прошли массовые собрания и митинги, участники которых заявляли о своей готовности бороться с ненавистным врагом — германским фашизмом. В резолюции, принятой на митинге трудящихся города, говорилось: «Каждый из нас должен помнить, что мы, работая на своих постах на фабриках, на полях, в учреждениях и научных кабинетах, составляем вторую непобедимую армию труда»{Нариси історії Львова, с. 310.}.

Чувство тревоги за судьбу Советской Родины и готовность защищать ее от вражеского нашествия выражалось на всех собраниях и митингах. Слова трудящихся города не расходились с делом. Они самоотверженно работали для защиты своей родной Советской страны.

Военные действия развивались стремительно. На всем протяжении западной границы Страны Советов шли ожесточенные бои. Красная Армия героически защищала родную землю, но под натиском превосходящих сил противника была вынуждена отступать, оставляя родные города и села.

Партийные и советские органы города провели мобилизацию и обеспечили эвакуацию значительного количества населения. Одними из первых в ряды защитников Советского государства стали коммунисты и комсомольцы. Известные украинские писатели-львовяне Я. Галан и П. Козланюк оружием острого публицистического слова клеймили немецких фашистов и их прислужников — украинских буржуазных националистов, пламенными произведениями вдохновляли советских людей на борьбу с коварным врагом.

30 июня немецко-фашистские войска ворвались в город, и для его жителей наступило страшное время жестоких испытаний. Вместе с гитлеровцами в город пришли и их наемники — украинские буржуазные националисты. Провозглашение ими во Львове «самостийной Украины» имело целью замаскировать установленный фашистами кровавый оккупационный режим. Несмотря на это, оккупанты распустили «правительство» «самостийныков», а Львов превратили в центр «дистрикта Галиция», включенного в состав т. н. Генерального губернаторства, куда вошли и польские земли. Под угрозой расстрела жителей города обязали возвратиться на рабочие места. В грязных делах оккупантам помогали украинские буржуазные националисты, в частности головорезы из батальона СС «Нахтигаль». Уже в первые дни оккупации Львова фашистскими извергами были расстреляны многие ученые и деятели культуры, тысячи других мирных жителей{Львівська обласна партійна організація. Львів, 1961, с. 105.}.

Фашистские оккупанты с первых дней начали грабить народное достояние. Они объявили все фабрики и заводы частной собственностью, выселяли жителей из лучших домов и занимали их сами, создали для себя/115/ отдельные магазины, рестораны, кафе, кино, театры, выделили даже отдельные вагоны в трамваях и поездах. В городе свирепствовал страшный голод. Продуктами и промтоварами обеспечивались в первую очередь немцы и т. н. фольксдойче.

В сентябре 1941 года в северо-западной части города немецко-фашистские оккупанты создали гетто, куда насильно согнали около 70 тыс. евреев. Все они до конца 1943 года были уничтожены, а гетто ликвидировано. Установлено, что за время оккупации города фашисты расстреляли в Яновском концлагере более 200 тыс. мирных жителей разных национальностей, а во Львовской цитадели, где был организован лагерь советских военнопленных — более 140 тыс. человек{Німецько-фашистський окупаційний режим на Україні, с. 349—363; Львівщина у Великій Вітчизняній війні, с. 140—154.}.

Начался массовый вывоз населения, в основном молодежи, на каторжные работы в Германию. Всего из Львова было угнано около 80 тыс. человек. И в этом гнусном деле оккупантам помогали украинские буржуазные националисты, особенно набранная из уголовных элементов «украинская полиция». Активную помощь оказывало оккупантам также греко-католическое духовенство во главе с митрополитом А. Шептицким, неоднократно призывавшим население служить оккупантам{Украинская ССР в Великой Отечественной войне Советского Союза 1941—1945 гг., т. 2, с. 169.}.

Но трудящиеся Львова не склонили головы перед оккупантами и вели упорную решительную борьбу с фашистскими поработителями. Многие львовяне стали бойцами партизанских отрядов, действовавших на территории западных областей Украины. Сотни граждан Львова героически боролись против немецко-фашистских захватчиков в подпольных организациях. В 1942 году во Львове начала деятельность подпольная организация «Народна гвардія», которая впоследствии стала называться «Народною гвардією ім. Івана Франка». Она вскоре переросла в крупную организацию, имевшую группы во многих районах западных областей Украины. В деятельности «Народної гвардії» большую помощь оказывал ЦК ППР, с представителями которого львовские подпольщики установили связь еще весной 1942 года.

«Народна гвардія» проводила значительную политическую работу среди населения. Она выпускала листовки на украинском, польском, немецком и венгерском языках, издавала газеты «Боротьба» (с ноября 1943 года «Партизан»), «Новини дня» (на украинском языке) и «Głos wolnosci» (с ноября 1942 г., на польском языке), печатались они на машинке и размножались на ротаторе. В газетах коммунисты разоблачали гитлеровский «новый порядок», изменническую деятельность украинских буржуазных националистов, призывали широкие народные массы к борьбе против врага{Нариси історії Львівської обласної партійної організації. Львів, 1969, с. 145—149; Варягіна В., Вакуленко Г. Народна гвардія ім. Iв. Франка. Львів, 1967, с. 42—45, 51, 63—65, 75, 128.}.

Действенной формой агитации было написание в людных местах антифашистских лозунгов и призывов («Смерть фашистам», «Смерть оккупантам» и других). Народные мстители осуществляли диверсии на хозяйственных объектах, убивали гитлеровцев и их прислужников, устраивали побеги советских военнопленных из фашистских лагерей, обеспечивали их оружием, переправляли в партизанские отряды, а также через линию фронта. В начале 1943 года народные мстители «Народної гвардії» сожгли во Львове несколько вражеских складов с продовольствием, обмундированием, различным снаряжением.

Одной из крупнейших операций львовских партизан было уничтожение фабрики «Ойкос», снабжавшей полуфабрикатами немецкую авиационную промышленность{Нариси історії Львівської обласної партійної організації, с. 151.}.

Деятельность «Народної гвардії» могла быть еще более успешной, если бы в организацию не проникли провокаторы и не выдали подпольщиков гестаповцам. Массовые аресты в апреле 1944 года и казнь большинства руководящего ядра и многих других деятелей «Народної гвардії» нанесли ей тяжелый удар, но организация уцелела и, осуществив перестройку, продолжила борьбу. В 1944 году «Народна гвардія» наладила связь с партизанским соединением генерал-майора М. И. Наумова, которое проходило рейдом по территории Львовской области{Украинская ССР в Великой Отечественной войне Советского Союза, т. 3, с. 78, 79. Нариси історії Львівської обласної партійної організації, с. 159.}. Активно действовали подпольщики А.И. Гапа, П. Н. Борис, Н. А. Масной, И. А. Павелко, В. Н. Сергованцев.

С января 1944 года во Львове действовали группы партизанского отряда Д. Н. Медведева, здесь выполнял важные задания Советского командования Герой Советского Союза разведчик Н. И. Кузнецов.

В начале 1944 года во Львове также действовала разведывательная группа партизанского соединения Б. Г. Шангина{Радянський Львів, с. 203; Украинская ССР в Великой Отечественной войне Советского Союза, т. 3, с. 99, 102.}.

Командование 1-го Украинского фронта привлекало группу «Народної гвардії» к участию в разведке. Разведданные, собираемые народогвардейцами, сосредоточивались у члена оперативного штаба организации И. П. Куриловича и передавались по радио в штаб 1-го Украинского фронта.

После освобождения города из народогвардейцев был сформирован отряд «Львовцы» во главе с П. Ф. Якубовичем и воздушным путем переброшен в Чехословакию, где продолжал борьбу с гитлеровцами до полного освобождения страны.

В ходе летнего наступления 1944 года войска 1-го Украинского фронта под командованием Маршала Советского Союза И. С. Конева получили приказ освободить Львов. Командование фронта разработало план, в основе которого лежал глубокий маневр 3-й и 4-й танковых армий и одновременный удар по оборонявшемуся врагу с востока силами 60-й и 38-й армий{«Правда», 14 октября 1964 г.}. 18 июля 1944 года советские войска, прорвав оборону врага на глубину 50—80 км и по фронту до 200 км, вышли на подступы к Львову и окружили в районе Брод 8 немецких дивизий, которые 22 июля были ликвидированы. 24—26 июля на подступах к Львову шли жестокие бои. 4-я танковая армия, обойдя Львов с юга, ворвалась на окраины города и завязала уличные бои. 27 июля с запада перешли в наступление на Львов части 3-й гвардейской танковой армии, с юго-востока — 60-й армии, а с юга — части 38-й армии. Советские воины проявили в боях за Львов огромное мужество и отвагу. Героически сражались танкисты 10-го гвардейского Уральского танкового корпуса 4-й танковой армии. Бессмертным подвигом увековечил себя экипаж танка Т-34 «Гвардия» 63-й гвардейской танковой бригады 10-го гвардейского Уральского танкового корпуса. Экипажу под командованием лейтенанта А. Н. Додонова было приказано прорваться к центру города и водрузить Красное знамя на башне здания львовского горсовета. Преодолевая яростное сопротивление врага, машина на большой скорости промчалась по улицам Львова и остановилась у подъезда горсовета. Радист А. Марченко с группой автоматчиков, уничтожив вражескую охрану, ворвался в здание и водрузил над городом алый стяг. Марченко был тяжело ранен и через несколько часов умер. Посмертно он награжден орденом Отечественной войны 1-й степени. Утром 27 июля древний украинский город Львов был полностью освобожден от немецко-фашистских захватчиков{«Правда», 14 октября 1964 г.; Украинская ССР в Великой Отечественной войне Советского Союза, т. 3, с. 52, 53.}.

Партия и правительство высоко оценили подвиги доблестных освободителей Львова. 79 воинским соединениям и частям присвоено почетное наименование «Львовских». За мужество и отвагу, проявленные в боях за Львов, многие солдаты, сержанты и офицеры награждены орденами и медалями. Высокого звания Героя Советского Союза удостоены механик-водитель танка «Гвардия» Ф. П. Сурков, командир танкового взвода старший лейтенант Д. М. Потапов, танкист младший лейтенант П. П. Кулешов, командир 1-го мотострелкового батальона 29-й гвардейской мотострелковой бригады гвардии майор А. X. Ишмухаметов, командир 63-й гвардейской танковой бригады полковник М. Г. Фомичев.

Подводя итоги борьбы советского народа за освобождение Львова от немецко-фашистских захватчиков, газета «Правда» писала: «Ничья вражеская рука отныне не посягнет на Львов. Он принадлежал, принадлежит и будет принадлежать украинскому народу, как древняя колыбель его истории, его культуры»{«Правда», 23 декабря 1944 г.}.

Львовяне глубоко чтут память воинов, отдавших свою жизнь в борьбе с фашистскими захватчиками. Навечно вписано в историю Львова имя верного сына народа, бесстрашного патриота А. Марченко, ставшего первым почетным гражданином Львова. В его честь на здании городского Совета установлена мемориальная доска, а на могиле сооружен памятник.

В память о героизме советских танкистов, погибших в борьбе с немецкими фашистами, львовяне установили боевой танк на высоком постаменте на улице Ленина. Не зарастает народная тропа к Холму Славы и мемориальному комплексу, где похоронены воины-освободители. В 1971 году сооружен величественный Монумент Славы Советской Армии. Много боевых реликвий хранится в открытом в 1965 году музее истории войск Прикарпатского военного округа.

На второй день после освобождения Львова было проведено специальное совещание руководящих партийных и советских работников по вопросу восстановления городского хозяйства.

Претворяя в жизнь предначертания партии по восстановлению и социалистическому развитию Львова, областная и городская партийные организации, горисполком и райисполкомы города возглавили самоотверженный труд населения по восстановлению народного хозяйства, организовала борьбу против классовых врагов — буржуазных националистов, стремившихся всячески сорвать социалистическое строительство. Тысячи львовян влились в ряды Советской Армии и ушли громить врага. За храбрость и самоотверженность Советское правительство наградило многих из них орденами и медалями СССР. Те, кто остался, активно принялись за восстановление хозяйственной и культурной жизни города.

Из 157 наиболее крупных предприятий, находившихся во Львове до войны, 38 было разрушено полностью, 41 частично. Оккупанты уничтожили железнодорожный узел, взорвав паровозовагоноремонтный завод, паровозное и вагонное депо, все станционные строения и дорожное хозяйство, превратили в развалины городскую электростанцию, три водонапорные станции, около 15 проц. жилищного фонда, много административных зданий. Население города после освобождения составило лишь 150 тыс. человек — менее половины довоенного количества{Черниш М. А. Обласна партійна організація в боротьбі за iндустріалізацію Львова, с. 41, 42.}.

В результате принятых мер Львов уже 1 августа 1944 года получил 4,5 тыс. кубометров воды, 8 августа — электроэнергию с восстановленной турбины мощностью 500 киловатт, 17 августа — газ, 5 августа железнодорожная станция Львова приняла первый поезд{Львовский облпартархив, ф. 2, оп. 1, д. 18, л. 44—48.}.

Советское правительство отпустило большие средства на восстановление промышленности и коммунального хозяйства города. Только в 1945 году на эти цели израсходовано 80,8 млн. рублей{Черниш М. А. Обласна партійна організація в боротьбі за індустріалізацію Львова, с. 73.}.

ЦК КП(б) Украины, республиканские комиссариаты и ведомства направили во Львов специалистов, из восточных районов страны поступало оборудование, сырье и материалы. С каждым днем поднимались из руин и становились в строй все новые заводы и фабрики. Вначале работа проходила в небольших цехах, часто во временно приспособленных бараках, на старом оборудовании. К концу августа 1944 года введено в строй 77 предприятий, а в июне 1945 года уже действовало 130 различных предприятий союзного, республиканского и местного значения и 91 промышленно-кооперативное предприятие{Радянський Львів, с. 230, 273.}.

К осени 1944 года возобновили работу все 62 школы, 6 вузов, 10 библиотек, 5 музеев, культурно-просветительные учреждения.

Наряду с восстановлением существующих промышленных предприятий уже с первых дней освобождения начались работы по превращению Львова в крупный индустриальный центр Украины. ЦК ВКП(б), ЦК КП(б)У, союзным и республиканским правительствами был принят по этому вопросу ряд специальных постановлений. В частности, важное значение для восстановления и развития города имело принятое в декабре 1944 года постановление ЦК КП(б)У и СНК УССР «О предоставлении помощи западным областям»{Там же, с. 249—271; Рясні плоди дружби. Львів, 1974, с. 93.}. Одновременно с восстановлением и расширением существующих предприятий намечалось строительство во Львове более 10 промышленных объектов: заводов сельскохозяйственного машиностроения, автопогрузчиков, оконного стекла, автосборочного и нескольких приборостроительных, хлопкопрядильной, чулочной, швейной и других фабрик.

В Законе о пятилетнем плане восстановления и развития народного хозяйства СССР на 1946—1950 гг. была поставлена задача «превратить Львов в крупный индустриальный центр Украины»{Закон про п"ятирічний план відбудови й розвитку народного господарства СРСР на 1946—1950 роки. К., 1946, с. 53.}. Перевод экономики страны на мирные рельсы после окончания Великой Отечественной войны создал благоприятные условия для успешного выполнения поставленных задач….