Одесса – жемчужина у моря

одессаСкачать «Одесса, план-схема»

Скачать «Карты областей и городов Украины» бесплатно, а также скачать много других карт можно в нашем архиве карт

Одесса - страничка истории

Прошлое Одессы

Прогулка по Одессе - от вокзала до Приморского бульвара

По Приморскому бульвару

Прочие достопримечательности Одессы

....Слушайте, люди, я имею сказать вам пару слов за Одессу! Нет, не так - пары слов для такого места решительно недостаточно. Город-анекдот, воспетый Пушкиным и Бабелем, заслуживает более обстоятельного рассказа. Это один из крупнейших городов Украины и ее главный торговый порт. Деловая репутация не мешает Одессе оставаться популярным местом отдыха, сюда приезжает развеяться на выходных столичная «золотая молодежь». Молодость не помешала этому городу оставить глубокий след в истории, а по числу знаменитых уроженцев Одесса не уступает древнему Киеву....

Прогулки по Одессе - по Ланжероновской и Дерибасовской

Главная улица старой Одес­сы - Ланжероновская. С ней связаны имена легендарных основателей города и такие важ­ные события, как учреждение градоначальства, введение свободной торговли и основание лицея - колыбели просвещения на юге Украины. Улица получила свое название в 1817 г., еще при жизни графа Ланжерона. Резиденция градоначальника тогда находилась по сосед­ству с театром. Выйдя в отставку, Ланжерон не изменил Ланжероновской и в 1825 г. при­обрел дом № 21 на углу Гаванной. Здесь он умер в 1831 г., оставшись в памяти одесситов как верный продолжатель дела Ришелье и очень приятный человек. Мало кто помнит, что добродушный и рассеянный Ланжерон отдал 50 лет своей жизни военной службе и успел повоевать по всему миру - от Северной Америки до Дуная.

Неподалеку от дома Ланжерона, на той же стороне улицы, вытянулся один из боко­вых фасадов Ришельевского лицея (№ 17). Главный фасад выходил на соседнюю Екатери­нинскую улицу. Лицей был одним из двух учебных заведений эпохи Александра I, предна­значенных для подготовки молодых людей к службе Отечеству. Первый, как известно, открылся в 1811 г. в Царском Селе под Петербургом. Оба учебных заведения предназнача­лись для отпрысков элиты общества. Лицейская программа обучения представляла собой нечто среднее между гимназией и университетом.

Считалось, что, проучившись в лицее пять лет, молодой дворянин получит багаж знаний, достаточный для государственной службы. Ришельевский лицей занимает в исто­рии скромное положение и не может похвастаться питомцами такого уровня, как Царско­сельский. Тем не менее значение лицея для Одессы и Украины трудно переоценить. Первое здание на Ланжероновской для него должен был строить Опост Монферран - автор Исаакиевского собора в Петербурге. К сожалению, его проект сочли слишком дорогим и стро­ительство доверили менее известному зодчему Ф. Шалю.

В квартале между Ланжероновской, Екатерининской и Дерибасовской лицей располагался до 1857 г. Здесь бывали Александр Пушкин и его венценосный тезка - импера­тор Александр I. Поэт Адам Мицкевич даже преподавал здесь в 1825 г. (об этом напомина­ет мемориальная доска на фасаде со стороны Дерибасовской). Жил поэт на Елисаветинской (ныне улица Щепкина), где сейчас располагается возрожденный Ришельевский лицей. Пре­подавателем лицея был также Дмитрий Менделеев, а в числе гостей отметились поэты Константин Батюшков и Василий Жуковский.

Первым воспитателем одесских лицеистов был француз Шарль Николь, обучение до 1820 г. также велось на французском языке. Срок обучения в лицее составлял целых 8 лет, а дисциплина была очень строгой - недаром он славился как самое «спокойное» учебное заведение империи, не знавшее волнений и студенческих сходок.

В 1837 г. учебные программы лицея были значительно расширены. Идея преобразо­вания лицея в университет впервые возникла в Одессе в середине 1840-х гг. Возможно, она так и осталась бы витать в воздухе, если бы не хирург Николай Пирогов, ставший после Крымской войны попечителем Одесского и Киевского учебных округов.

Многие педагогические инициативы великого медика были отвергнуты, но дело учреждения университета в Одессе ему удалось довести до конца. Пирогов заинтересовал проектом генерал-губернатора Александра Строганова. Вмешательство наместника было как нельзя кстати, поскольку правительство совсем уж было собралось открыть универси­тет в Николаеве. Совместными усилиями Строганова и Пирогова Одесса победила, лиш­ний раз подтвердив роль столицы Новороссии. В 1865 г. лицей официально стал универси­тетом - четвертым в истории Украины. Ныне его главный корпус по-прежнему занимает здание Ришельевского лицея на улице Дворянской (№ 2).

Окружение бывшего лицея заслуживает пристального внимания путешественника. На четной стороне Ланжероновской выделяется дом с башенкой (№ 24) - один из самых красивых в этой части улицы. А на противоположной стороне перекрестка Ланжероновской и Екатерининской в бывшем доме полковника Григорьева (№ 15) не так давно вновь открылось знаменитое кафе Фанкони.

Это заведение появилось в Одессе в 1872 г. благодаря итальянцу Якову Фанкони (1839-1878), перебравшемуся в «южную Пальмиру» из Варшавы. Кухня Фанкони полностью соответствовала элегантному интерьеру и быстро сделала кафе популярным. Здесь одинаково комфортно чувствовали себя деловые люди и богема. После безвременной кон­чины основателя во главе фирмы встал его брат Доминик, а в 1883 г. дело перешло в руки компаньона семьи Флориана Скведера. Заведение процветало вплоть до прихода больше­виков и видело в своих стенах Антона Чехова, Александра Куприна, Ивана Бунина, Нико­лая Гумилева и других великих. Кафе Фанкони увековечено в одесском песенном фолькло­ре и названии немого фильма, снятого в 1927 г. режиссером Михаилом Капчинским.

Миновав историческое кафе, мы приближаемся к самой старой части улицы. Ряд домов с 22-го по 10-й отделяют от улицы территорию одесского плац-парада, предназначавшегося в первые годы существования города для военных построений и официальных церемоний. Позднее границы плаца стали застраиваться. По линии Ланжероновской здесь находился ресторан Цезаря Отона - то самое заведение, куда Пушкин приходил отведать устриц, доставленных «от цареградских берегов».

В начале 1840-х гг. плац-парад был обстроен лавками, образовавшими первый в истории Одессы «торгово-развлекательный комплекс». Он вошел в историю под именем «одесского Пале-Рояля». Застройщики были обязаны возводить здания по типо­вым проектам, разработанным архитектором Джордано Торичелли и утвержденным губернатором.

В 1847 г. в центре торговых рядов был разбит сквер с фонтаном. По линии Екатери­нинской улицы в Пале-Рояле располагались кофейни Джованни Каруты (№ 7) и Адольфа Замбрини (№ 9) - самые популярные среди одесской элиты. От Пале-Рояля теперь сохра­нился только сквер, а в нем - скульптура XIX в. «Эрот и Психея». Под № 10 на Ланжеро­новской можно увидеть очаровательный дом Навроцкого (1882 г., архитектор И. Яценко), где многие годы располагалась редакция газеты «Одесский листок», печатавшей многих известных литераторов.

В конце XIX в. Одесса была вторым крупнейшим портом Российской империи после Санкт-Петербурга. В 1910-х гг. в центре Одессы, и в первую очередь на Ланжероновской, располагались конторы почти пятидесяти пароходств! Первой судоходной компанией юга России, образованной после Крымской войны, было Русское общество пароходства и тор­говли (РОПиТ).

Уже в 1857 г. оно располагало пятью быстроходными судами английской построй­ки. Проиграв войну, Россия лишилась права держать на Черном море сильный военный флот. РОПиТ был своеобразной уловкой правительства, помогающей обойти этот запрет. Пароходы общества в случае необходимости могли получить вооружение и превратиться в крейсера. Контрольный пакет акций РОПиТ принадлежал правительству, его правление располагалось в столице, а главная контора - на Дерибасовской улице в Одессе. В мирное время общество не сидело на шее у государства, а приносило хорошую прибыль. Уже в 1870-х гг. суда РОПиТ поддерживали регулярное сообщение с портами Турции, Ближне­го Востока, Индии и даже Китая.

В 1878 г. на тех же принципах, что и РОПиТ, было учреждено общество Доброволь­ного флота, чья контора также располагалась в Одессе. С 1880 г. его пароходы ходили на линии Одесса-Владивосток. Если РОПиТ занимался перевозкой паломников, то самыми массовыми пассажирами Доброфлота были каторжники. В одном из рассказов Куприна приводятся строки жалобной арестантской песни:

Прощай, моя Одесса,

Прощай, мой Карантин,

Завтра нас увозят

 На остров Сахалин!

В 1890 г. одним из немногих пассажиров Доброфлота, ехавших на Дальний Восток по своей воле, стал Антон Чехов. Писатель впервые попал в Одессу в 1889 г., уже будучи автором известных рассказов. В «южной Пальмире» любивший комфорт Чехов останав­­ливался в престижных отелях. Среди его одесских адресов - «Северная гостиница» и «Лон­донская», где произошло знакомство Чехова с Куприным.

Главная достопримечательность Ланжероновской улицы - это, разумеется, великолепная одесская Опера (пер. Чайковского, 1). Первое театральное здание на этом участке было построено архи­тектором Ф. Фраполли по проекту самого Тома де Томона.

Первое представление театр дал в 1810 г., а во времена Пушкина жизнь одесситов уже была немыслима без «итальянской оперы». Здание было построено в античном сти­ле - он подчеркивал роль Одессы как наследницы древнегреческих черноморских колоний. Таково было требование эпохи Дюка Ришелье, предъявлявшееся ко всем общественным зданиям. Стройные колонны поддерживали не только портик театра, но и потолки фойе.

В начале 1870-х гг., несмотря на протесты ревнителей старины, здание перестроили. Колонны из фойе были убраны, а освободившееся пространство занял буфет. Увы, одес­ситам не пришлось им воспользоваться: в январе 1873 г., через три дня после окончания ремонта, театр сгорел дотла. Остряки увидели в этом месть греческих богов - ведь старое фойе как-никак копировало их храмы! Строить новый театр выпало городскому голо­ве Г. Маразли. Проект Оперы был заказан венской архитектурной фирме Г. Хельмера и Ф. Фельнера (построенный ими театр мы видели в Черновцах). Строительство началось в 1884 г., работами руководили А. Бернардацци, Ю. Дмитренко и Ф. Гонсиоровский.

В октябре 1887 г. Опера распахнула двери перед зрителями. Если старый театр был обращен своим фасадом к морю, то Опера смотрит в начало улицы Ришельевской. Высо­кий портал парадного подъезда пристроен к полукружию зрительного зала, увенчанному невысоким куполом. Сценическая часть здания выходит в переулок Чайковского, а боко­вые входы обращены к скверу Пале-Рояль и Думской площади. Самая эффектная деталь внешнего облика Оперы - южный портал, увенчанный изваянием Мельпомены. Муза вос­седает в колеснице, запряженной леопардами, а чуть ниже примостились персонажи антич­ной мифологии. Двери Оперы обрамляют две скульптурные группы: левая изображает эпизод из трагедии Эврипида, справа - сцену из комедии Аристофана. С мифологическими героями на фасаде Оперы соседствуют бюсты А. Пушкина, Н. Гоголя, А. Грибоедова и М. Глинки.

Интерьеры Оперы оформлены в стиле французского рококо. В огромном зале, расписанном венским живописцем Лефлером, могут разместиться более 1500 зрителей. Одес­ский национальный академический театр оперы и балета совсем недавно (в 2007 г.) от­крылся после реставрации, длившейся целых 11 лет.

На своем веку роскошное здание видело многих знаменитостей и было участником великих исторических событий. Здесь играли Вера Комиссаржевская и Сара Бернар, пели Федор Шаляпин и Энрико Карузо, танцевали Анна Павлова, Айседора Дункан и Галина Уланова. Оркестром дирижировали Петр Чайковский, Сергей Рахманинов и Александр Глазунов. В 1925 г. театр горел, однако уже через год вновь открылся в ранге академиче­ского. В апреле 1944 г. над Оперой было поднято Красное знамя - символ освобождения Одессы от гитлеровцев.

В маленьком переулке Чайковского раньше было целых два театра. В доме № 14 располагался Мариинский театр, приютивший труппу Оперы после гибели старого здания. В 1861 г. здесь впервые в истории Одессы поставили Шекспира. Главные роли в тра­гедиях «Король Лир» и «Отелло» исполнял американец Айра Олдридж. Он особенно по­разил одесситов в образе Венецианского Мавра: дело в том, что актер, выражаясь современным политкорректным языком, принадлежал к афроамериканцам. Темперамент трагика заставлял зрителей вздрагивать, а сцена агонии Отелло повергала в обморок нерв­ных дам. Интересно, что Олдридж сумел быстро овладеть основами русского языка, одна­ко роли исполнял на английском. При этом его партнерами были местные актеры, подавав­шие американцу реплики на русском!

Последнее выступление Олдриджа в Одессе завершалось бенефисом. По традиции американского театра, актер решил предложить зрителям несколько юмористических сце­нок (скетчей). Облачившись в мешковатый клетчатый костюм, Олдридж принялся вирту­озно изображать пьяненького слугу-негра. Каково же было удивление американца, когда одесская публика возмутилась и единодушно потребовала прекратить «кривляние» на сце­не, где только что играли великого Шекспира! Впоследствии здание театра стало обычным домом, в котором жил писатель Юрий Олеша.

Напротив Оперы находится небольшая зеленая площадка. В начале XIX в. здесь на­ходился дом одесского градоначальника, в котором жил Дюк Ришелье, а в 1813-      1823 гг. обитал Александр Ланжерон. По соседству располагалось знаменитое казино, завсегдата­ем которого был Пушкин. Сейчас здесь толпятся туристы из разных стран - из скверика открывается лучший «открыточный» вид на Оперу. Нас же больше интересует небольшое здание, стоящее между театром и музеем археологии - по соседству с памятником Пуш­кинскому дубу. Оно было построено в 1842 г. зодчим Д. Торичелли и предназначалось для престижного Английского клуба (ул. Ланжероновская, 6).

В истории Одессы было несколько собраний, где проводили время знать и деловая элита. Первый клуб открылся в 1806 г. в доме Рено - в номерах этого клуба несколько месяцев прожил Пушкин. В 1843 г. собственной крышей обзавелся Английский клуб, членством в котором могли похвастаться немногие одесситы - всего около ста человек. Заручившись согласием других членов и уплатив солидный взнос, счастливчик получал доступ к библиотеке, читальным и курительным комнатам, винному погребу и ресторану.

Одним из завсегдатаев клуба был Лев Пушкин, обладавший, подобно брату, живым и веселым нравом.

В 1965 г. в здании разместился одесский Морской музей. Последние несколько лет музей был закрыт на ремонт. Начало Ланжероновской

вообще изобилует музеями. В бывшем доме Гагариных (архитектор Л. Отон) в 1977 г. от­крылась экспозиция, посвященная литературной истории города. Здесь кропотливо собира­ют подробности, связанные с одесскими страницами в жизни Котляревского и Гоголя, Пуш­кина и Толстого, Олеши и Катаева, Бабеля и Шолом-Алейхема, Чуковского и Багрицкого, Ильфа и Петрова, Куприна и Паустовского. Литературный музей (ул. Ланжероновская, 2, открыт с 10.00 до 17.00, кроме понедельника, вход 10,5 гр.).

Особой известностью пользуются Золотой зал музея и Сад скульптур (вход 10 гр). В первом проходят торжественные городские приемы, а во втором каждый год открываются шуточные памятники. Большинство посвящено героям одесского фольклора, но есть также памятники М. Жванецкому, Одессе-маме и экипажу «Антилопы-Гну». Рядом с музеем начинается лестница, ведущая с Ланжероновской на Таможенную площадь. На ступеньках часто собираются для бесед об искусстве одесские литераторы - признан­ные и не очень.

В середине 1990-х гг. по соседству с литераторами прописались энтузиасты изучения истории одесского порта, открывшие собственный музей (Ланжероновский спуск, 2, открыт с 10.00 до 17.00, кроме субботы и воскресенья). Экспозиция по­священа не только истории порта, но и личности его строителя - инженера Ф. де Волана.

Если Ланжероновская известна музеями, то соседняя Дерибасовская может похвастаться обилием памятников. Как можно догадаться, она носит имя Иосифа Дерибаса. Па­мятник адмиралу русского флота и первостроителю Одессы стоит в самом начале улицы. Забавная бронзовая фигурка больше известна среди одесситов как «Щелкунчик» или «Кузнечик с лопатой». Местный скульптор Александр Князик изваял это чудо к 200-летию родного города (1994 г.).

Дерибасовская получила свое название в 1811 г. В 1814 г. у нее зачем-то отобрали благородную частичку «де» и стали звать Рибасовской. В 1836 г. граф Воронцов вернул улице дворянское достоинство, и она окончательно стала Дерибасовской. При советской власти улица носила имена Фердинанда Лассаля и Валерия Чкалова.

Как ни странно, но историческое название было возвращено Дерибасовской немца­ми в 1941 г. Улица была средоточием финансовой жизни старой Одессы. Скромные здания начала XIX в. соседствуют на Дерибасовской с многоэтажными громадами доходных до­мов, построенных после того, как город отметил свой 100-й день рождения. Одно из самых популярных мест - угол Дерибасовской и Ришельевской, где, по утверждению одесского фольклора, состоялась приятная встреча бабушки-старушки и шестерых налетчиков. С перекрестка открывается еще один красивый вид на Оперу.

На месте дома № 10 когда-то стоял дом Рено - заочно знакомое нам одесское при­станище Пушкина. Ровесник Одессы, дом принадлежал к самым крупным городским зда­ниям начала XIX в. Это был одновременно и клуб, и гостиница. Пушкина привлекало сюда общество: у Рено жили такие же, как он, веселые холостяки - офицеры, чиновники, путе­шественники. Нравы дома больше соответствовали привычкам молодого поэта - утверж­дают, что поутру он мог спокойно позволить себе палить в стену из пистолета, лежа в по­стели. К тому же дом стоял гораздо ближе к казино и ресторану Отона, а море по-прежнему оставалось под боком. Чего ж вам более, друзья?

Еще одна достопримечательность перекрестка Дерибасовской и Ришельевской поя­вилась относительно недавно. Серый дом производственного объединения «Антаркти­ка» (1953 г., архитектор Генрих Топуз) - один из немногочисленных образцов сталинской архитектуры в центре города. Когда-то квартира в этом доме была заветной и недостижи­мой мечтой многих. Здесь жили китобои - главные герои послевоенной Одессы.

В 1945 г. Советскому Союзу достался германский китобойный флот вместе со сво­им флагманом - гигантской плавучей базой, сравнимой с «Титаником». Судно переимено­вали в «Славу» и в 1946 г. отправили в антарктические воды за добычей. В СССР не было опыта таких экспедиций, поэтому гарпунерами в первом рейсе были норвежцы. Уже в 1948 г. от их услуг отказались - иностранцам приходилось слишком много платить. Труд на судах был очень тяжелым и опасным, однако недостатка в желающих стать китобоем в Одессе никогда не было. Далекие рейсы давали недоступную другим возможность уви­деть мир, да и заработки моряков по советским меркам были царскими.

Со временем к «Славе» присоединились флотилии «Советская Украина» и «Восток» - их возвращение становилось праздником для всей Одессы. Из каждой экспедиции китобои привозили Одессе подарки. Благодаря им в местном зоопарке появились первые пингвины, а университетский Зоологический музей (Шампанский пер.,2) пополнился скелетом 29-метрового синего кита. Ударники промысла пользовались необыкновенным почетом и получали жилье в престиж­ном доме на Дерибасовской. Квартиры распределял лично капитан Алексей Соляник - ле­гендарный директор объединения. Из всех жильцов моряком не был только знаменитый артист Михаил Водяной (1924-1987) - Попандопуло из фильма «Свадьба в Малиновке».

Водяной стоял у истоков Одесского театра музыкальной комедии (ул. Пантелеймо-новская, 3), был его ведущим акте­ром, а впоследствии - и руководителем. Китобои признали его «своим» после исполнения роли морячка в фильме-оперетте «Белая акация» на музыку И. Дунаевского (1958 г.).

Кстати, гимн Одессы - оттуда. По странному совпадению, в год смерти М. Водяного прекратились антарктические походы одесских китобоев: СССР подписал «китовую кон­венцию». А после распада империи огромный флот «Антарктики» был быстро распродан за бесценок новыми хозяйчиками.

От перекрестка с улицей Екатерининской Дерибасовская становится царством пешеходов. Дом № 16 - это уже знакомый нам Ришельевский лицей (бывший дом купца Ви­льяма Вагнера). Напротив него в середине XIX в. размещался ресторан Отона, переехав­ший сюда с Ланжероновской. Пушкинские строки стали рекламой заведения и были выбиты на латунной дощечке у входа. Каждый день табличку начищали до такого блеска, что одесситы втихаря считали ее золотой.

Сюда любил приходить Гоголь, пользовавшийся огромным почтением владельца. В ресторане не было приватных кабинетов, однако для Гоголя и его друзей специально освобождался один из залов. После трапезы писатель сам готовил «жженку» - вкусный напиток из рома, фруктов и жженного сахара.

Теперь на месте ресторана - современный торговый центр «Европа» (№ 21) с заведениями фаст-фуда. Дом на участке № 29 принадлежал одесскому начальнику Пушкина, руководителю дипломатической службы Новороссии Павлу Марини (1798-1849). До кон­ца XIX в. здание успело сменить нескольких хозяев, пока не попало в руки чаеторговцев Дементьевых. Они снесли старый дом и в 1901-1903 гг. выстроили на его месте модерно­вую гостиницу «Большая Московская» (архитектор Л. Влодек).

С ней соседствовал отель «Империал» (№ 25), перестроенный из жилого дома в 1888— 1889 гг. В годы Гражданской войны «Большая Московская» неожиданно стала одним из цен­тров литературной жизни Одессы: здесь располагались редакции нескольких печатных из­даний. А еще здесь работал Опродкомгуб - учреждение по снабжению Красной армии, попавшее в роман «Золотой теленок» под именем «Геркулеса». Ильф и Петров писали офис миллионера Корейко с натуры, поскольку и сами работали здесь в компании Константина Паустовского. В последние годы обе гостиницы подверглись реконструкции.

Напротив «Большой Московской» зеленеет одесский Городской сад, появившийся благодаря плац-майору Феликсу Дерибасу. В 1806 г. он подарил Одессе собственный сад, который благодарные власти со временем расширили и украсили. Здесь сохранились дере­вья, которые помнят если не Дерибаса, то Гоголя. В 1828 г. в саду началась продажа ис­кусственных минеральных вод.

В начале 1830-х гг. граф Воронцов передал заведению бывший дом Дерибаса (№ 4). С этим небольшим двухэтажным домом связано много громких имен. Он был построен в 1797 г. и сначала принадлежал Ф. Дерибасу, который продал дом городу. В 1803 г. здесь была первая квартира Дюка Ришелье, а после его переезда на Ланжероновскую - офици­альная резиденция для приезжающих в Одессу высокопоставленных особ.

В 1823 г. здесь поселился М. Воронцов. По правилам каждый местный чиновник должен был представиться прибывшему начальнику. В числе прочих был и А. Пушкин, который именно здесь впервые встретился с графом. Канцелярия губернатора находилась со стороны Преображенской улицы - там, где теперь Консульство Греции и «Цитрус-кафе». Коллежский секретарь Пушкин бывал здесь по делам службы (хотя и неохотно).

Наступление XX в. было отмечено в Одессе масштабной реконструкцией сада, который украсился беседкой, фонтаном и бронзовыми скульптурами льва и львицы (скуль­птор А. Сине). В последние годы сад опять обновили. Теперь фонтан дает светомузыкальные представления (с 21.00 до 23.30), а еще один источник вместе с влагой выпускает в воздух благовония.

Компанию бронзовым кошачьим составляют новые памятники. Авиатор Сергей Уточкин (2001 г.) застыл на балконе кинотеатра «Кино-Уточкино» - радуется, что его идея синематографа с таким названием наконец-то реализовалась. На Уточкина с улыбкой взирает бронзовый Леонид Утесов (2000 г.), а еще дальше к Преображенской стоит па­мятник 12-му стулу (1999 г.). Портреты Уточкина и Утесова создал плодо­витый одесский скульптор А. Токарев. В 2006 г. в саду появилось бронзовое Дерево Любви (скульптор Михаил Рева). Оно украшено 210 сердечками и словом «любовь», написанным на 65 языках планеты.

1 апреля Городской сад становится центром ежегодного фестиваля «Юморина». По Дерибасовской проходит шумное (хотя и несколько однообразное) шествие юмористических героев с участием потускневших звезд КВН, комик-труппы «Маски» и «Джентльмен-шоу».

Дерибасовская заканчивается великолепным Пассажем (№ 33). Это огромное здание имеет два входа - второй расположен со стороны Преображенской. До постройки Пас­сажа на этом участке находился дом Крамарева, в котором в 1842-1852 гг. жил Лев Пуш­кин, ставший одним из самых известных одесситов в истории. Своим появлением Пассаж обязан европейской славе «больших магазинов» Парижа.

В подражание им все крупные города России в конце XIX в. стремились обзавестись собственным храмом цивилизованной торговли - вспомним хотя бы московский ГУМ (1890-1893 гг.). Не осталась в стороне и Одесса. Здание на углу Дерибасовской и Преоб­раженской построили в 1898-1899 гг. по проекту Льва Влодека. Из-за обилия скульптур­ного декора, буквально заливающего стены, Пассаж часто сравнивают с кремовым тортом. Наряду с обычными растительными мотивами и аллегорическими фигурами на фасаде можно найти символы прогресса образца XIX в. - паровоз и океанский корабль (со сторо­ны Дерибасовской). Пассаж - одно из немногих старых зданий Одессы, которое никогда не меняло своих функций.

Прогулявшись по центральной галерее Пассажа, выйдем на Преображенскую. На противоположной стороне улицы лежит Соборная площадь, где мы закончим свою прогулку по центру города. Но прежде чем спуститься в подземный переход, следует ответить на вопрос, занимающий всех посетителей Дерибасовской, - где же находилась знаменитая пивная из одесской песни? Единственное место, достойное отождествления с фольклор­ным заведением, - это «Гамбринус».

Вывеску с таким названием и сейчас можно увидеть на доме №31, однако современ­ный пивной ресторан  не имеет ничего общего с историческим. «Гамбринус», описанный Куприным, находился на противополож­ном углу Дерибасовской и Преображенской, в доме греческого консульства. Что касается песенной пивной, то, по мнению некоторых знатоков истории русского шансона, она во­обще находилась... в Ростове-на-Дону.

Соборная площадь была спланирована при основании Одессы и предназначалась для строительства главного городского храма. Строительство церкви было начато голланд­ским инженером Викентием Ванрезантом в 1797 г. Работы затянулись, и алтарь храма был освящен во имя Преображения Господня только в 1808 г.

В 1825 г. архитектор Франческо Фраполли построил к западу от церкви колокольню. 12 лет спустя Одесса стала центром обширной Херсонской епархии, а старая Преоб­раженская церковь превратилась в собор. Ее размеры не соответствовали этому высокому статусу, и в 1842-1849 гг. петербургский зодчий Д. Гейденрейх построил трапезную, кото­рая соединила церковь и звонницу.

В конце XIX - начале XX в. собор несколько раз ремонтировался и к началу совет­ской эпохи был крупнейшим православным храмом юга Украины. В 1919 г. в соборе от­певали великую актрису русского кино Веру Холодную, умершую в Одессе от «испанки» в 26 лет. В 2003 г. к югу от собора, на перекрестке Преображенской и улицы Бунина, был открыт памятник актрисе.

В 1936 г. собор разделил печальную судьбу многих религиозных святынь погибшей империи: он был разграблен и разобран до основания. Новая история Спасо-Преображенского собора началась в год 2000-летия Рождества Хри­стова. В 2002 г. возрождающийся храм посетили президент Украины Леонид Кучма и его российский коллега Владимир Путин. В 2003 г. работы были в целом закончены, однако украшение собора продолжалось еще несколько лет. В 2008 г. на звонницу был поднят один из крупнейших в Украине бронзовых колоколов весом более 14 т.

К северу от Спасо-Преображенского собора в 1863 г. был установлен памятник графу Михаилу Воронцову. Граф встретил свою кончину в Одессе - городе, которому он отдал более двадцати лет своей плодотворной жизни. В 1856 г. Воронцов был похоронен в склепе Спасо-Преображенского собора. Сразу же после этого в Одессе был образован комитет для создания памятника бывшему генерал-губернатору. Бронзовая статуя Ворон­цова была заказана немецкому скульптору Фридриху Бруггеру (1815-1870). Пьедестал был высечен из глыбы вулканического камня, добытой неподалеку от крымского имения Воронцовых и доставленной в Одессу с великими трудностями.

Композиция монумента напоминает памятник Дюку Ришелье. Воронцов изображен в парадной генеральской форме и плаще, спадающем на пьедестал красивыми склад­ками. На боковых гранях постамента укреплены бронзовые рельефы, изображающие ярчайшие моменты жизни графа. 7 марта 1814 г., во время заграничного похода русской армии, генерал-лейтенант Воронцов с двумя дивизиями в течение пяти часов отражал не­прерывные атаки 30-тысячной французской армии при Краоне. Выполнив задачу, Во­ронцов умело вывел свои войска из боя и соединился с союзниками-пруссаками. Про­тивником графа в сражении был сам Наполеон Бонапарт, высоко оценивший искусство русского генерала.

Второй рельеф посвящен взятию турецкой крепости Варна в 1828 г. Воронцов возглавил войска в критический момент осады, после ранения генерала Александра Меньши­кова. Варна пала, и Новороссия была надолго избавлена от угрозы со стороны Турции. Третий рельеф изображает расцвет земледелия и торговли в правление Воронцова. После революции могилы графа и его супруги в соседнем соборе были разграблены. Прах Во­ронцовых перенесли на обычное кладбище, однако памятник был сохранен. Большевики посмеялись над памятью генерал-губернатора, заменив посвящение на постаменте едкой эпиграммой Пушкина:

Полумилорд, полукупец,

Полумудрец, полуневежда,

Полуподлец, но есть надежда,

Что станет полным наконец.

Известно, что сам поэт позднее признавал эти несправедливые строки ошибкой юности... В начале 1990-х гг. памятнику был возвращен прежний вид, а в 2005 г. в Спасо-Преображенском соборе прошла церемония перезахоронения останков четы Воронцовых.