Прогулки по г. Одессе

Веселья улице добавляли многочисленные винные погребки (cantini con diversi vini), от зари и до зари заполнявшиеся беспечными посетителями. Солидные итальянцы предпочитали иной бизнес. Так, именно уроженцам Апеннин принадлежали первые в Одессе колбасные лавки, торговавшие также сырами и свежим оливковым маслом. Впрочем, там, где мы находимся сейчас, не стоит искать следов итальянской колонии времен Пушкина и графа Воронцова. Кварталы, прилегающие к вокзалу, застраивались во второй половине XIX века. Здесь жили люди скромного достатка - такие как мать писателя Корнея Чуковского (1882-1969), выросшего на соседней Пантелеймоновской (дом № 14).

На Пушкинской было много недорогих гостиниц, трактиров и лавок, служивших нуждам приезжего люда. Некоторые здания были построены уже в советскую эпоху - например, одесский ЦУМ (ул. Пушкинская, 72), построенный после войны. Он стоит на углу Пушкинской и Малой Арнаутской улицы. Остап Бендер со знанием дела утверждал, что все контрабандные товары делают в Одессе, на Малой Арнаутской улице. Двести лет назад арнаутами называли албанцев, расселившихся в Греции в эпоху турецкого владычества. Просвещенные византийские греки были почти полностью истреблены османами, и дикие горцы-арнауты свободно занимали опустевшие земли. На Балканах они чаще всего жили разбоем - вспомните «арнаута Михайлаки», помогавшего пушкинскому Кирджали в его лихом ремесле.

Под властью султана албанцы чувствовали себя сравнительно неплохо, нужно было всего лишь проявлять внешнюю покорность и не касаться имущества правоверных. Нарушители этих правил отправлялись на плаху или бежали в Россию. Так в Одессе начала XIX в. появились арнауты, поставлявшие самых ловких контрабандистов. Как видно, Великий комбинатор был наслышан об этом. Вернее, не он, а его создатели - коренные одесситы Илья Файнзильберг (он же Ильф) и Евгений Катаев (он же Петров). Впрочем, албанцев в Одессе было не так много - во всяком случае, на две улицы их не хватало.

Большая и Малая Арнаутские названы в память об Арнаутском дивизионе - подразделении русской армии, сформированном после войны 1787-1792 гг. Его солдатами были православные этнические греки, прибывшие в Россию из Молдавии и с Балкан. Греки жили в окрестностях Греческой улицы - она еще попадется на нашем пути. А на Арнаутских улицах селились евреи. На Малой Арнаутской было целых пять синагог.

За Малой и Большой Арнаутскими следуют несколько улиц, чьи названия не имеют национальной окраски. Сначала Пушкинскую пересекает Базарная. Ее окрестили по месту, отведенному инженером Ф. де Воланом для торговли разнообразными припасами. Создатель Одессы предусмотрел для нужд обывателей два рынка - Греческий и Вольный. Первый находился в районе современной Греческой площади и занимал более привилегированное положение. Второй предназначался для торговли провизией. Известно, какой букет ароматов окружает мясные, рыбные и овощные ряды в жаркий день. К тому же снедь неизбежно привлекает крыс - виновников эпидемий. Неудивительно, что основатели города поместили «обжорку» поближе к окраине.

Оба рынка располагались на оси Александровского проспекта - крупнейшей улицы одесского центра. В середине XIX в. появились другие рынки, и бывший Вольный стали звать Старым базаром. Кстати, знаменитый Привоз когда-то был его частью, но не предназначался для торговли - там привезенные товары хранились в ночное время. В 1833 г. Старый базар был благоустроен по проекту архитектора Георгия (Джордано) Торичелли. Теперь на месте старейшего одесского рынка находится Старобазарный сквер с памятником атаману Антону Головатому (1999 г., скульпторы А. Токарев, В. Чепелев) - это место лежит немного дальше к западу от нашего маршрута.

Однако продолжим прогулку. Следующий перекресток на нашем пути образует улица Успенская. Она напоминает об Успенском кафедральном соборе, воздвигнутом в окрестностях Старого базара в 1855-1869 гг. Спроектировал храм одесский архитектор Людвиг Отгон, сын известного ресторатора - воспетого Пушкиным «услужливого Отгона».

В соборе хранится почитаемая Касперовская икона Божией Матери - спасительница Одессы в годы Крымской войны. Название образа происходит от села Касперова, откуда он был перенесен в город. Во время обстрела Одессы британским флотом в апреле 1854 г. перед иконой молился архиепископ Херсонский и Таврический Иннокентий (1800-1857), прозванный Русским Златоустом и впоследствии канонизированный. К концу дня ясная погода внезапно сменилась густым туманом, который скрыл город от глаз неприятеля. Это было расценено верующими как чудесное вмешательство Богородицы и свидетельство духовных заслуг владыки.

Улица Троицкая названа в честь греческой Свято-Троицкой церкви (ул. Екатерининская) - одной из старейших в Одессе. Этот храм был основан одновременно с городом, а существующее здание построил в 1804-1808 гг. зодчий Франческо Фрапполи. Церковь пользовалась особой любовью одесских греков. В 1821-1871 гг. в храме покоились мощи патриарха Константинопольского Григория V, казненного турками за поддержку греческого освободительного движения.

В 1907 г. в церкви был похоронен известный одесский меценат и общественный деятель Григорий Маразли. После войны храм долго принадлежал Александрийскому подворью греческой церкви, а когда его перевели в Москву - вновь стал приходским. Еще одна достопримечательность Троицкой - театр музыки Яна Табачника (д. 50). Уникальный аккордеонист, сочетающий еврейскую и цыганскую музыкальные традиции, Я. Табачник живет в Киеве. Его театр все время проводит на гастролях, но при этом считается одесским.

Миновав Троицкую, мы приближаемся к Еврейской улице. Означает ли это, что мы вступили на территорию еврейского квартала? Вовсе нет, ибо такового в Одессе никогда не было. Скорее, сам город можно было назвать еврейским, ибо сыны Израиля жили здесь со времен генуэзцев и турок. Превращение Хаджибея в Одессу благотворно сказалось на численности иудейской общины: если в 1789 г. евреев было всего 6 тысяч, то через пять лет - уже более 200 тысяч человек.

Принципы либерализма, веротерпимости и свободы предпринимательства, столь любезные сердцу первых одесских градоначальников, оказались самыми подходящими именно для евреев. В Одессе они не довольствовались какими-то определенными занятиями, а брались за любую работу - от ломового извоза до медицины. Не в последнюю очередь город рос и хорошел благодаря капиталам еврейских купцов, переселявшихся в Одессу из Германии и австрийской Галиции. Власти предержащие платили благосклонностью: Одесса была единственным уголком империи, где начальство признавало и защищало права еврейского населения.

В Одессе евреи избирались в состав городской думы, а их дети свободно получали образование в гимназиях и университете. Строительство синагог и религиозных еврейских школ также не встречало противодействия властей. Крупнейший молитвенный дом общины располагался на Еврейской улице - вот почему она носит такое название. Участок на углу Еврейской и Ришельевской был отдан иудеям еще в конце XVIII в. Первая скромная синагога служила одесским евреям более пятидесяти лет.

В середине XIX в. община уже могла позволить себе более презентабельное здание, поэтому старую молельню снесли. Новую роскошную синагогу в стиле флорентийских палаццо построил в 1859 г. архитектор Франц Моранди (1811-1894). С 1996 г. в здании действует Главная одесская синагога (ул. Еврейская, 25).

На Пушкинской также есть работа зодчего Моранди - красивый жилой дом №19 (1847 г.) на пересечении с улицей Жуковского, построенный из камня-ракушечника.

На противоположной стороне перекрестка можно увидеть еще один памятник еврейского прошлого Одессы - Бродскую синагогу (ул. Жуковского, 18/20). В первой половине XIX в. в Одессе появилось много евреев, переселившихся из города Броды (в современной Львовской области). Уже в 1840-1841 гг. «бродские» построили на Итальянской свою первую синагогу. В 1860 г. обветшавшую молельню решили заменить новым зданием, которое было заказано архитектору Осипу Колловичу.

Во времена Пушкина на улице Жуковского находилась контора почтового ведомства. Сюда поэт регулярно наведывался, чтобы отправить очередное письмо друзьям или младшему брату Левушке. Не мудрствуя лукаво, одесситы прозвали улицу Почтовой.

К северу от нее начинается историческая часть Пушкинской-Итальянской. Первое, на что стоит обратить внимание, - это здание Новой биржи (ул. Пушкинская, 17) на углу улицы Бунина (бывшая Полицейская). Биржа появилась в Одессе еще в 1796 г. по инициативе купцов-иностранцев. Первые собрания тогдашних брокеров проходили в небольшом здании на Думской площади - оно сохранилось до наших дней.

После окончания Наполеоновских войн разоренная Европа требовала хлеба, поэтому главным экспортным товаром Одессы стало зерно. Целые обозы пшеницы продавались на бирже буквально «с колес». С появлением железной дороги грузооборот порта резко увеличился. Старое помещение уже не вмещало всех участников торга, а наскоро выстроенное новое здание оказалось неудобным. Тогда купцы обратились к знаменитому зодчему Александру Бернардацци (1831-1907).

Он был сыном выходца из Швейцарии Джузеппе Бернардацци, приехавшего в Россию при Александре I. Трем поколениям этой талантливой семьи удалось вписать свои имена в историю архитектуры: Дж. Бернардацци строил в Пятигорске, Александр Бернардацци - в Кишиневе, Одессе и в Крыму, а его сын, тоже Александр, оставил свои работы в Санкт-Петербурге, Перми, Екатеринбурге и даже в китайском Харбине! В проекте Новой биржи А. Бернардацци-старшему удалось совместить функциональность и красоту.

Это настоящий храм торговли в стиле флорентийского Возрождения. Сердце здания - операционный зал, украшенный деревянной резьбой и росписями кисти Николая Каразина (1842-1908). Живописные аллегорические панно выполнены итальянцем Кассиоли. В зал можно попасть по парадной лестнице, которая начинается под сводами высокой лоджии на улице Бунина. Здание изобилует лепниной и скульптурами работы Марка Молинари и Леопольда Менционе. Одесситы были так восхищены Новой биржей, что единодушно провозгласили А. Бернардацци «королем зодчих».

Читать дальше