Прогулки по городу Одесса

В 1900 .г. мастер отмечал полувековой юбилей своего служения искусству архитектуры. Хотя из этих 50 лет Одессе было отдано «всего» 17, городское купечество оказало А. Бернардацци особое уважение: в лоджии Новой биржи был установлен бюст архитектора работы скульптора Бориса Эдуардса (1860-1924). Ныне в здании биржи расположена Одесская филармония, видевшая на своей сцене Федора Шаляпина и Владимира Маяковского.

Напротив можно увидеть еще одно творение А. Бернардацци-старшего. Это гостиница «Бристоль» (ул. Пушкинская, № 15), построенная в 1898-1899 гг. Можно сказать, что с окончанием строительства этого здания в истории одесской архитектуры завершился XIX в. «Бристоль» стал первым 4-этажным отелем города - тогдашним одесситам он казался небоскребом. Отделка фасада и интерьеров подкупала не только роскошью, но и безупречным вкусом.

В работе над «Бристолем» Александру Осиповичу помогал молодой инженер Адольф Минкус - отец известного московского зодчего Михаила Минкуса (1905-1963), одного из авторов «высотки» МИДа на Смоленской площади. «Бристоль» несколько десятилетий оставался самым фешенебельным одесским отелем. После прихода большевиков сменилось только название: гостиница стала «Красной». Здесь останавливались многие именитые гости города и среди них - писатели Иван Бунин, Анри Барбюс, Теодор Драйзер и Джеймс Олдридж.

Слева от парадного подъезда гостиницы приютилось одно из старейших и самых знаменитых одесских зданий - бывший отель «Север» («Нotе1 du Nord»), принадлежавший в начале 1820-х гг. французу Шарлю Сикару. 3 июля 1823 г. здесь поселился молодой чиновник Коллегии иностранных дел, приехавший из Кишинева «для лечения морскими ваннами». Звали чиновника Александр Пушкин. Восходящая звезда русской поэзии прибыла в Одессу в приподнятом настроении. «Южная ссылка» 1820-1824 гг. была губительна для Пушкина прежде всего скукой. Ее приступы все чаще донимали поэта в Кишиневе, куда он попал осенью 1820 г. Сонная жизнь бедного полутурецкого городка и отсутствие развлечений были особенно невыносимы на фоне воспоминаний о снежных вершинах Кавказа и зелени Крыма.

Первый визит в Одессу в мае 1821 г. несказанно обрадовал Пушкина: столица порто-франко выигрывала у Кишинева по всем статьям. Вернувшись, он вцепился в бессарабского наместника Инзова с просьбой отпустить его в Одессу. Генерал долго колебался, но все же уступил. И вот Пушкин оказался в Одессе - купался в море, пил кофе «с восточной гущей», записывал на обрывках бумаги стихи, волочился за женщинами и хаживал в казино на Ланжероновской улице. Из («Нotе1 du Nord» поэт вскоре съехал на другую квартиру, однако дорогу на Итальянскую не забыл: Сикар славился своим рестораном, в котором ежедневно собиралось местное общество. Несмотря на хроническое безденежье, Пушкин не отказывал себе в удовольствии отобедать у француза.

Одесским обывателям поэт казался весьма эксцентричной фигурой. Он любовно отращивал ногти и щеголял на Приморском бульваре «байроническим» нарядом, состоявшим из восточного архалука и турецкой фески, купленной где-то в Молдавии. В руках Пушкин неизменно держал увесистую железную трость. Под стать облику поэта были его одесские знакомства: некий англичанин-атеист и египтянин Морали, которого все в городе считали бывшим пиратом.

Вольный ход жизни романтического героя уже в конце июля 1823 г. был нарушен приездом нового генерал-губернатора Новороссии графа Михаила Воронцова. У нас еще будет повод познакомиться с этим выдающимся человеком, а пока стоит сказать, что Пушкин произвел на графа не самое благоприятное впечатление. Воспитанный отцом-дипломатом в Лондоне Воронцов с детства усвоил строгие понятия о том, как должен вести себя джентльмен. Губернатор напомнил Пушкину о царской службе и объявил, что отныне является его начальником. Несколько месяцев труженик Воронцов упорно пытался заставить поэта работать. Все было тщетно: Пушкин не менее упорно манкировал скучными обязанностями. Воронцов был гениальным администратором - Пушкин был рожден для другого. Разногласия между начальником и подчиненным не мешали графу принимать поэта в своей резиденции.

Здесь Пушкин познакомился с женой губернатора - Елизаветой Воронцовой, которая, к слову, была старше поэта на 7 лет. Вскоре пылкий потомок эфиопов уже был охвачен романтическим чувством к прекрасной графине, о чем стало известно ее супругу. Отношения Пушкина и Воронцова еще более обострились. Поэт подумывал о бегстве в Стамбул, затем написал прошение об отставке и в июле 1824 г. получил приказ удалиться в родовое Михайловское. Великий поэт России и ее великий государственный деятель расстались, высказав друг о друге весьма нелестное мнение...

Уже в середине XIX в. бывший отель на Итальянской был перестроен наследниками Шарля Сикара. В 1880 г. город всколыхнуло известие об открытии московского памятника Пушкину. Одесситы немедленно решили воздвигнуть монумент «не хуже», а также разыскать и снабдить памятными табличками все здания, помнившие легкую пушкинскую походку. К тому времени уже не было ни казино, ни дома Рено, а бывший («Нotе1 du Nord» влачил жалкое существование.

В 1880 г. на стене здания появилась мраморная доска с профилем поэта, а улицу Итальянскую переименовали в Пушкинскую. Уже при Советской власти в доме открыли Музей-квартиру Пушкина. Во время войны здание бывшей гостиницы пострадало от авиабомбы, но, как гласит легенда, комната Пушкина чудесным образом уцелела среди всеобщего разрушения. Теперь здесь работает Литературно-мемориальный музей Пушкина, открыт с 10.00 до 17.00, кроме понедельника, вход 3 гр. 50 коп.).

С 1999 г. посетителей встречает бронзовая фигура поэта в цилиндре и фраке, стоящего на тротуаре с тросточкой в руках. Это уже второй одесский памятник Пушкину (скульптор А. Токарев). Одесситы помнят и любят человека, назвавшего их город «благословенным краем». В 1973 г. здесь весело отметили 150-летие приезда Александра Сергеевича и даже пригласили в гости двух потомков поэта.

Если с Пушкиным в Одессе все обстоит сравнительно благополучно, то местный Музей западного и восточного искусства (ул. Пушкинская, 9, открыт с 10.30 до 17.30, кроме понедельника, вход 5 гр.) явно переживает тяжелые времена. Изящный дворец (1856 г., архитектор Л. Оттон) уже несколько лет затянут сеткой, изображающей реставрацию. Между тем здесь хранятся шедевры, способные свести с ума любого ценителя искусства. В отделе западного искусства, открытом в 1920 г., хранятся подлинники Рембрандта, Рубенса, Франса Хальса и других гигантов живописи.

В 1951 г. музей пополнился небольшой коллекцией искусства Японии, Китая, Тибета и Индии. В июле 2008 г. музей оказался в центре большого скандала - ночной порой воры умыкнули из здания подлинник Микеланджело да Караваджо, оцениваемый в 100 миллионов долларов! По иронии судьбы, кража случилась через месяц после того, как мэрия отказала музею в средствах на новую сигнализацию. Полотно было найдено сыщиками только через четыре месяца.

Два музея разделяет улица Греческая. Если на Итальянской одесситов традиционно потчевали вином, то сюда можно было заглянуть на чашку кофе. Именно на Греческой было самое большое в городе число кофеен, к запахам которых примешивались ароматы фруктов и пряностей.

Чем ближе мы подходим к центру города, тем больше почтенных свидетелей прошлого встречается нам на пути. Дом Ягницкого (ул. Пушкинская, 6, на углу Дерибасовской) может похвастаться именем строителя - его создал в 1835 г. сам Франческо Боффо. Это, пожалуй, самый именитый одесский зодчий воронцовской эпохи (1823-1844 гг.) - автор знаменитой Потемкинской лестницы. Даровитый итальянец превратил окрестности Приморского бульвара в настоящую выставку своих работ. Дом № 6 предназначался для сдачи квартир и поначалу озадачил городскую управу, ведь до этого в Одессе не было трехэтажных зданий. Архитектор благополучно убедил чиновников в надежности «небоскреба» и между делом возвел на другой стороне улицы особняк под № 3.

В доме №4 жил знаменитый одесский городской голова Григорий Маразли, родившийся в 1831 г. на соседней Греческой. Его отец приехал в Одессу из Пловдива, нажил состояние и поддерживал деньгами борцов за свободу Греции. Маразли-младший был больше привязан к Одессе и посвятил ей всю свою жизнь. С 1866 г. он состоял гласным городской Думы, а в 1877-1894 гг. был ее председателем. Опера, электрическое освещение улиц и музей изобразительных искусств - вот лишь малая часть того, что город приобрел благодаря этому человеку.

Дом Маразли стоит у самого перекрестка Пушкинской и Ланжероновской, названной в честь Александра Ланжерона (1763-1831) - преемника Армана Ришелье на посту одесского градоначальника. Еще совсем недавно перекресток славился самым старым городским дубом, вернее, остовом могучего дерева. Неизвестно когда его треснувший ствол был стянут железной цепью - это дало одесситам повод уверять приезжих, что именно этот дуб Пушкин воспел в знаменитом вступлении к «Руслану и Людмиле». Некоторые «сильно умные» туристы пытались указывать, что поэма Пушкина вышла за год до его первого появления в Одессе, но их в городе и слышать никто не хотел.

В 2001 г. засохший дуб спилили и теперь туристам показывают его пень, укрытый в беседке. Судя по числу годовых колец, дерево было посажено в 1821 г. - аккурат в год первого приезда поэта в город у моря. Памятник Пушкинскому дубу, безусловно, важная реликвия, но не исключено, что вы пропустите ее, увлекшись открывшейся картиной. Слева над широкой Ланжероновской царит громадина Оперы. Отложим знакомство с этим одесским символом и поглядим направо.

Небольшое классическое здание в глубине зеленой лужайки построено архитектором Феликсом Гонсиоровским в 1883 г. Это Музей археологии (ул. Ланжероновская, 4, открыт с 10.00 до 17.00. кроме понедельника, вход 10 гр.), обещающий погружение в такие глубины истории, в сравнении с которыми эпоха Пушкина кажется вчерашним днем. История музея началась еще в 1825 г. и также связана с именем иностранца на русской службе. Иван Бларамберг (1772-1831) происходил из Фландрии. Послужив под знаменами Голландии и Британии, он в 1804 г. приехал в Россию.

Двадцать лет Бларамберг трудился на ниве юстиции и таможни, а потом решил отдохнуть. Выйдя в отставку, он осел в Одессе и неожиданно получил приглашение графа М. Воронцова поступить к нему чиновником по особым поручениям. В отличие от молодого Пушкина фламандец не стал отказываться. Обязанности включали длительные разъезды по берегам Черного моря, в ходе которых Бларамберг заинтересовался археологией. Разделяя его увлечение, Воронцов освободил подчиненного от других забот. От графа о трудах Бларамберга узнал Александр I, незадолго до смерти повелевший учредить в Одессе музей древностей юга России. Это произошло в 1825 г., а чуть позже такой же музей появился в Керчи.

В 1839 г. старейший одесский музей был взят под опеку Одесским обществом истории и древностей, существенно пополнившим его коллекции. Сейчас в фондах музея около 160 тысяч находок, относящихся к античному, скифскому, византийскому и более поздним периодам истории Причерноморья. Только нумизматическая коллекция насчитывает 50 тысяч монет. Есть небольшое собрание древнеегипетских древностей, хотя за ними лучше отправиться прямо в Египет.

Миновав копию античной скульптурной группы «Лаокоон и сыновья» на площадке перед музеем, мы приближаемся к Думской площади. По пути нам придется пересечь небольшой переулок Чайковского, проходящий по задворкам здания Оперы. В 1844 г. здесь поселился Франческо Боффо, выстроивший в переулке собственный дом (№ 8). Тогда переулок назывался Театральным, а современное имя получил в честь русского композитора, останавливавшегося в «Северной гостинице» (№ 12).

Здание Старой биржи (Думская пл., 1) - тоже работа Боффо, выполненная при участии Джордано Торичелли. План этого классического дворца был утвержден в 1828 г. Николаем I. Строительство намеревались окончить уже осенью 1830 г., однако небеса внесли свои коррективы. В Одессе разразилась эпидемия чумы, разогнавшая всех работников. Одолев заразу, власти предержащие вернулись к строительству биржи и решили сменить подрядчика. Тут выяснилось, что никто не может найти чертежи здания, утвержденные самим императором. Выручил архитектор Боффо, сохранивший копии бумаг. Начались работы, однако биржа словно заколдованная никак не желала достраиваться. Даже когда в 1837 г. все было готово к открытию, церемонию пришлось отложить - Одессу вновь посетила чума!

Как бы то ни было, Старая биржа стала одним из главных украшений города. Здесь устраивали балы и приемы, заседала городская Дума, а в 1918 г. большевики провозгласили «победу Советской власти». В 1919-м и 1920 гг. они с тем же пафосом делали это еще два раза. После войны здесь заседал обком партии, а теперь располагается одесский городской совет. Куранты на фасаде здания каждый час наигрывают мелодию «Песни об Одессе» Исаака Дунаевского.

Старая биржа открывает ансамбль Приморского бульвара - главного променада «жемчужины Черного моря». Ни Дерибасовская, ни Соборная площадь, ни Привоз не могут сравниться с ним по популярности. В любое время суток, в любую погоду здесь многолюдно, а на лавочках под каштанами с трудом можно найти свободное место.

На гуляющих благосклонно взирает бронзовый Пушкин, бюст которого появился на южном конце бульвара в 1889 г. Его думали установить двумя годами раньше, к 50-летию со дня гибели поэта, однако планы нарушил проклятый финансовый вопрос.

Читать дальше